СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН ШАНХАЙСКИЙ И САН-ФРАНЦИССКИЙ

  


ХРИСТОС РАЖДАЕТСЯ, СЛАВИТЕ!

  

        "Тайно родился еси в вертепе, но небо Тя всем проповеда, яко уста, звезду предлагая, Спасе".

        Тихо, безшумно сошел на землю и воплотился Сын Божий. Как капля росы падает на землю, так Сила Вышнего осени ла Пречистую Деву, и родился от Нее Спаситель мiра.

        Но мiр не заметил великого дела, совершенного Богом. Люди были заняты каждый своими заботами, внимание их было направлено на дела житейские и на громкие мiрские события.

        Рим укреплял свою власть над народами и свою государственную мощь. Греция развивала искусства и предавалась утонченному служению плоти. Восточные народы пытались в явлениях природы найти ответы на все запросы духа.

        Иудеи горячо жаждали освобождения от чужеземной власти и ждали избавителя в лице Мессии - земного царя.

        Однако, житейские дела не давали удовлетворения людям, даже когда они были успешны. Все сильнее чувствовалось "томление духа" по правде и ощущалось, что мiр, погрязая в суете и пороках, грядет к гибели.

        Не только иудеи ждали избавителя; но лучшие из язычников находились в ожидании Некоего, Который спасет человечество от гибели.

        Но каждый по своему представлял себе Его пришествие, и, будучи сам плотским, не мог помыслить о духовном. "Иудеи знамения просят, и Еллины премудрости ищут" (I Кор. 1, 22).

        И никто не ждал Спасителя кроткого и смиренного сердцем, облеченного не земной, а небесной славой.

        А таким именно был "хотяй всем спастися и в разум истины прийти".

        Не внешней силой или кичливой мудростью пришел Он воцариться над народами, не "привидение устрашая" (молитва водосвятия), а в зраке раба пришел Спаситель поднять на Себя грех Адамов, понести на Себе тяжесть человеческую, быв доступен каждому.

        "Сын человечь не прииде, да послужат Ему, но да послужит и даст душу Свою избавление за многих" (Марк. 10, 45; Матф. 20, 28).

        Соответственно сему рождается Он в вертепе, в малом граде, куда на время переписи прибыло богатое лишь добродетелями семейство бедного плотника праведного Иосифа.

        Никто из живущих на земле не представлял себе, что в таком убожестве появится Избавитель и придет к людям Царствующий над всеми тварями.

        И даже сам князь тогдашнего мiра сего, гордый противник Божий - дьявол, оказался обманутым и не узнал в Родившемся Того, Кому позавидовал, когда еще был ангелом. Сокровенная от его власти предвечная тайна о спасении рода человеческого могла познаться лишь теми, кто внимают голосу с неба и туда устремляют свои взоры.

        Услышали пастыри ангелов, поющих плотское Христово пришествие, те бедные Вифлеемские пастухи, единственным источником мудрости коих была открытая книга премудрости Божией, явленной в красоте Его творений, не тронутых грешной рукой человеческой.

        А не услышавшему ангельского пения всему остальному человечеству небо ярким светом воссиявшей на нем звезды словно устами возвестило, что "во своя прииде Свет истинный, просвещающий всякаго человека, грядущаго в мiр" (Иоанн. 1, 9, 11).

        Ко всем обращалось небо, поведающее славу Божию. Но лишь цари-волхвы, искавшие в нем откровения судеб Божиих и готовые всюду пойти, чтоб найти истину, уразумели голос неба. Собравши свои сокровища, чтобы принести в дар новорожденному Царю, они оставили свои престолы, покинули родную землю и пошли, сами не зная куда, следуя лишь течению звезды, возвещавшей им путь к Царству вечному.

        Тяжел был путь, но свет звезды Вифлеемской освещал его. И мудрецы-волхвы, преодолевая все препятствия, шли по стезям, указываемым небом, отрешившись от своей воли. Звезда привела их в Иерусалим, где они услышали писанное слово Божие, а затем в Вифлеем, где они узрели воплощенное Слово, Бога во плоти, и поклонились Солнцу Правды.

        Мiр продолжал бушевать своими страстями.

        Ирод, узнав о рождении вечного Царя, искал убить Его; не нашедши Его, он умертвил множество младенцев, но так и не смог убить тайно Рожденного в вертепе.

        Тайна сия для живущих по стихиям мiра сего оставалась тайной. Он стоял посреди людей, а они Его не знали (Иоанн. 1, 31).

        Лишь постепенно открывался Он чистым сердцем, искавшим правды, готовым стоять за истину, открываясь и тем, кто желал очищения сердца, кто готов был свою волю покорить воле Небесной.

        И настало время - свет Вифлеемский озарил все концы вселенной.

        Ныне опять бушует мiр! Одни готовы были бы убить Младенца и стараются стереть Его Имя, другие словно Его не замечают. Но посреди нас стоит Он, открываясь тем, кто "испытует свидения Его и всем сердцем взыщет Его". "Всуе шатаются языцы и людие поучаются тщетным! Жезлом железным, яко сосуды скудельничи, сокрушит Он прогневающих Его".

        А звезда Вифлеемская вновь незримо сияет над мiром, призывая все народы и каждого человека устремить свой взор к небу, горе иметь сердце, припасть к Новорожденному и возрадоваться радостью велией, ибо с нами Бог! "С нами Бог, разумейте, языцы, и покоряйтеся: яко с нами Бог!".

        Христос родися!

 

СЛОВА иже во святых отца нашего Иоанна Архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского
"Русский Пастырь" Сан Франциско 1994.

 

    Назад
К началу