СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН ШАНХАЙСКИЙ И САН-ФРАНЦИССКИЙ

  


О ДУХОВНОМ И НРАВСТВЕННОМ ЗНАЧЕНИИ
РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ

  

        Все части Вселенской Церкви имеют одну общую цель - проповедь Слова Божия, подготовку людей к тому, чтобы они становились способными быть членами Тела Христова и, ставши таковыми, все более и более, все искреннее и крепче сроднялись с Божественной спасительной жизнью Тела Христова, ибо в том и есть спасение людей.

        В достижении этой общей цели каждая поместная Церковь имеет свое значение.

        Каждому народу Божиим промыслом даны особые дарования.

        Каждая Церковь осуществляет свое задание, сообразно с теми дарованиями. Посему каждый народ, или объединение сродных народов, имеет свою Церковь, и такое разделение церковной власти помогает делу проповеди.

        Поэтому Православная Церковь допускает учреждение новых местных Церквей и тем - новых центров проповеди. Так возникли и Русская, и славянские Церкви.

        Итак, каждый народ имеет свои особенности духа, и это есть основание образования поместных народных Церквей.

        Все они вместе составляют Единую Вселенскую Церковь и приносят в нее эти особенности и дарования, как приносят добрые рабы приобретения на данные Богом таланты. Так созидается Богу угодное сочетание духовных звуков и цветов, которыми украшается Церковь, объединяющая во славу Божию все народы. Сию красоту земля приносит небу как благовонное кадило.

        В ту красоту и Русская Церковь приносит свои цветы и свои звуки: сравним суровую иногда строгость праведников Востока и умиленность духа русских святых.

        Рассеянные по всему свету, мы сохраняем данные нам Богом особенности духа. Это призывает нас сохранять единство с Церковью, которой Богом вверено делание среди нас, наше духовное окормление и воспитание, поддержание нашего духовного горения, развитие наших талантов. Поэтому, рассеянные по всему свету, мы устраиваем наши русские церкви и все вместе составляем одну Русскую Церковь заграницей.

        Духовные проявления Церкви во всех народах одинаковы, но виды - цвета и звуки - различны.

        Разделение служений и дарований было угодно Творцу всех Спасителю Богу. Мы знаем и ощущаем духовную пользу и испытываем радость, видя, как разные народы, разных характеров и дарований, воздают славу Единому Богу. Поэтому, например, руководясь подлинным церковным сознанием и чувством, Сербская Церковь с радостью устрояла у себя Русскую Церковь, свидетельствуя духовную пользу ее пребывания.

        Наша Русская Зарубежная Церковь есть свободная часть Русской Церкви. О ее единстве нам свидетельствует и то, что милость Божия, проявившаяся на нашей Родине в обновлении икон, не ограничила своего проявления пределами России, но проявилась и в Зарубежной Руси, в русских храмах, у русских православных людей зарубежья.

        Духовно Русская Церковь неразделима: она всегда одна и та же Русская Церковь, где бы мы ни были.

        Будучи частью Русской Церкви, мы не можем общаться с церковной властью, подчиненной и порабощенной властью, Церкви враждебной. Быть в состоянии такой подчиненности и зависимости - состояние душевно болезненное: церковной власти противоестественно быть в зависимости от власти, поставившей своей целью уничтожение Церкви и самой веры в Бога. И те, кто находится в такой зависимости, не могут не ощущать и не сознавать болезненности такого состояния: одни, у кого совесть жива, мучаются; другие, с сожженной совестью, принимают такое положение.

        Церковная власть в России находится в таком положении, что мы не можем отделить и понимать, что делается ею свободно, а что по насилию.

        Церковная власть в России есть образ пленения и духовного бессилия: нет ни свободной воли, ни свободного проявления.

        Нам не с кем общаться: свободной церковной власти нет!

        Русская Зарубежная Церковь потому не связана административно с такой властью. Но мы объединены духовно со Святой Русской Церковью, ибо мы часть Русской Церкви.

        Мы не должны думать, что на Родине нашей все духовно порабощены существующей там властью. Мы веруем в обратное. Мы не испытываем сердца, ведомые одному Богу, но мы знаем, что там нет свободы сознания и воли, что там укоренилась замкнутость, нет общительности, там люди не могут выбирать жизненный путь, следуя своему сердцу, там то состояние, о котором пророчествовал пророк Михей: там люди не верят другу, не надеются на старейшин (Мих 7,5), и враги человеку домашние его. Безбожная власть губительно влияет на людей. Она подчиняет себе не только тела, но пленяет и душу, обезличивает человека, и искажается искренняя откровенная русская душа.

        Мы, Русская Зарубежная Церковь, храним свое единство, общаясь со всеми Церквами, с которыми возможно общаться.

        В нашем рассеянии по всему миру мы не подчиняемся местным Церквам, не потому, что относимся к ним враждебно, а потому, что бережем святую Русскую Церковь и свойства русской души.

        Наше единство церковное выражается в подчинении единой для всего рассеяния церковной власти, и это единство сохраняет русских людей в зарубежье в верности возложенному на них Богом подвигу.

1960 г.

 

    Назад
К началу