СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО В ДЕНЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

  

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

    В этот Великий Праздник, когда Церковь поет: "В Пятидесятницу празднующи Духа пришествие...", когда мы празднуем великое в жизни Церкви событие: сошествие Пресвятаго Духа на Апостолов Христовых, в этот день христианин, размышляя о тайнах Божественных, не может не смирить свой ум, уразумевая, что никакие силы нашего ума, никакие усилия наши умственные не способны подняться до той тайны, тайны великой, которая лежит в основе нашей веры.

    Эта тайна - тайна Пресвятой Троицы. Это великая и страшная тайна, до которой, повторяю, ум человеческий не поднимется никогда.

    Если тут пробует человек как-то осмыслить обычным рассудком своим, как это может быть, что все три Лица Святой Троицы обладают всей полнотою Божества, в то же самое время, так сказать, не совпадая друг с другом, а являются - отдельными, всемогущими, светоносными Божественными Личностями. - Это совершенно непостижимо для нас.

    Пред тайной Святой Троицы, которая лежит в основе нашей веры, как первый и главный ея догмат - истинно первый, - пред ней человек только смиренно может склониться.

    Да, знаем мы, что святые Отцы любили употреблять некоторые сравнения при размышлении о тайне святой Троицы. Например: как в человеке, в одной его личности существуют три душевных силы: ум, чувство и воля, или как в солнце: одно - то самое солнце, другое - тот свет, который от него рождается, и та теплота, которая исходит от него, но это только очень далекие, приблизительные подходы, а уразуметь это не может никто.

    Такой громадный, исключительный ум, христианский ум, как святитель Григорий Богослов с восторгом писал когда-то в своих записях о том, что были - моменты только - когда пред ним, как молния, сияла как-то тайна Пресвятой Троицы, но и скрывалась тут же, как он сам писал.

    Что в бытии Божественном, высшем, чем нашем, непостижимом, непонятном для нас, есть то, что нам и постижимо и понятно? - Это то, что когда-то прекрасно выразил великий ум древности, блаженный Августин, который говорил: "Видишь Троицу - видишь любовь." Ибо "Бог есть любовь". Это сказал Апостол любви, Апостол Иоанн Богослов. Бог - это только любовь. Бог - есть любовь: беспредельная, бесконечная, ничем не ограниченная милующая и спасающая. Проявила она Себя в действии Второго Лица Святой Троицы, Слова Божия, Сына Божия, когда Он отдал Себя на спасение мiра, и претерпел страшные крестные страдания для того, чтобы безответно виновный в грехах род человеческий спасти от проклятия и смерти.

    Нетрудно себе представить теперь такую картину: отец, занимающий высокое положение в государстве, большой на работе чиновник, после трудов целого дня утомленный возвращается домой. Для отдыха. И видит, что его пятилетний маленький сын увлекся на полу игрой в солдатики. Отец присел к нему, забыл про свою усталость, начал с ним вместе этих солдатиков перебирать и расставлять и увлекся так же, как его сын. Этот большой человек в другое время, конечно, и смотреть бы на солдатиков не стал, а тут - он этим занят потому, что любовь в нем заговорила, родительская любовь, по которой то, что дорого его маленькому сыну - дорого и ему стало. И вот он так же с увлечением играет в эти солдатики, а мать - только с любовною улыбкой любуется на них.

    Вот как любовь уничтожает расстояния между теми, кто как будто далек друг от друга. Вот это - крохотный пример, но вот так же бесконечная Божественная любовь - нашего Господа приближает к нам. К нам - недостойным и нечистым и грешным. Велика любовь Божественная! И вот именно, уповая на эту любовь и зная ее, христианин проходит свой жизненный путь, какие бы скорби его не одолевали, будучи уверен, что Господь, как любящий Отец и Наставник, никогда его не оставит, а спасет и помилует и направит туда, куда следует, лишь бы только он сам следовал его отеческом внушениям.

    И вот эта-то тайна Святой Троицы, повторяю, есть тайна любви Божественной, и когда мы думаем о Троице Святой - думаем о бесконечной Божественной любви, и эта любовь нам заповедана Самим Спасителем, которой молил Отца о том, чтобы как Он и Отец - одно в этой бесконечной любви, чтобы и мы так же были друг с другом в единении и с Ним в Его этом Божественном снисхождении и в беспредельной любви.

Аминь.

 

Кассета 9; Проповедь 9

 

    Назад
К началу