СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО НА ВОЗДВИЖЕНИЕ КРЕСТА ГОСПОДНЯ

  

    Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

    Из Церковной истории мы знаем, что во время царствования уже святого равноапостольного Константина Великого, который доставил христианской вере торжество над язычниками, в эти дни его царствования, его благочестивая святая мать, царица Елена задалась целью в Святой Земле отыскать Животворящий Крест Господень.

    По наведенным справкам оказалось, что кресты зарыты все вместе, все три креста: и Крест Спасителя и кресты разбойников, распятых с Ним. Когда наконец нашли это место, то было три креста. Какой из них Христов Крест?

    Проносили мимо умершего человека. Возложили на него один крест - остался мертвым. Возложили другой - то же самое. Возложили третий - мертвый воскрес и стал живым.

    И вот тогда Иерусалимский Патриарх, святейший Макарий, этот крест, на возвышении ставши, воздвигал пред всем собравшимся народом, который благоговейно восклицал много, много раз: "Господи, помилуй!", склоняясь пред этим крестом.

    И вот, Церковь святая воспроизводит как бы то торжество каждый год, когда в канун Праздника Животворящего Креста совершается в некоторых храмах обряд воздвижения креста. Внешне он таков, что крест воздвигается, возносится кверху, потом медленно опускается вниз, до земли и потом опять, тоже медленно возвышается вверх.

    Но помните, что не во внешности тут дело! Это только напоминающий символ. А напоминает он нам тут о том великом деле, которое совершил для нашего спасения Господь и Спаситель наш. Сын Божий, Второе Лицо Святой Троицы, равночестный, равнославный Богу Отцу и Духу Святому (Он, будучи Богом всемогущим, беспредельным, взял на Себя, по предвечному совету Пресвятыя Троицы определенный, подвиг спасения) и сошедший с Престола Своей славы, с неприступного Престола, который находится в горнем мiре, в таинственном, неведомом нам. Сошел с этого Престола славы на землю, воплотившись от Своей Пренепорочной Матери.

    И вот, первый момент этого обряда воздвижения, когда крест, поднятый, наверху, начинает опускаться вниз, нам прямо напоминает о том, как Сын Божий с неба сошел на землю и, будучи Богом, на земле родился, как человек. Крест опускается все ниже, мы с вами вспоминаем все, что совершал Господь: как Он проповедовал Свой дивный Закон любви и прощения, как Он исцелял, как Он миловал, как Он прощал всех грешников, ни одного ни осудивши, и как, вместе с тем, Его все более и более тесно окружала злоба, зависть, ненависть и преследование Его осатаневших врагов.

    Вспоминаем мы с вами, когда крест все ниже погружается, уже последние Его дни. Вспоминаем Тайную Вечерю, когда Он на этой Тайной Вечере совершил дивное чудо, которое Он только, как Всемогущий мог совершить, когда Он Апостолов причастил Телом и Кровью Своею. Всего Себя отдал людям! Даже Тело и Кровь!

    Дальше: страшная ночь страданий, страшный Крест Голгофский, на котором Он пережил такую муку, о которой мы с вами себе и представления составить не можем. Это был тот страшный момент, когда Он возопил: "Боже Мой, Боже Мой! Вскую Мя еси оставил?"* Блаженнейший митрополит Антоний говорил, что если бы человек мог бы заглянуть в страшную, неизмеримую, сверхчеловеческую бездну страдания, которую переживал в этот момент Господь, то человек бы уничтожился и сгорел от ужаса. Никогда не было до этого и после этого не будет такой муки, такой скорби и такого страдания. Сама природа его не выдерживала: солнце погасло и земля заколебалась.

    Все ниже и ниже крест спускается. Господь предает дух Свой Богу Отцу, но уже с возгласом победителя: "Совершилось!"** Это Он сказал, победитель зла.

    Но - Его любовь-то на этом не остановилась. Он сошел в адские темницы духом Своим, чтоб утешить и обрадовать праведников там томившихся и вывести их из мрачных темниц адовых. А телом Своим, как всякий умерший человек, сошел в гроб и погребен в недрах земли... Крест опустился до земли.

    Но вот он, крест - возвышается. После этого подвига уничижения и смирения начинается Его слава дивная. Он воскрес в такой славе, в славе всего Своего божества, что ни один сотворенный глаз этого не мог видеть, ибо тоже бы уничтожился. На горе Фавор, на горе Преображения Господь Апостолам только малейшую часть Своей славы показал, а тут Он воскрес во всей Своей неприступной, прекрасной, божественной славе, но никакое сотворенное око увидеть этого не могло.

    Потом - Вознесение во славе. Он воссел на том Престоле, с которого Он сошел, но уже не просто как Сын Божий, как Второе Лицо Святой Троицы, а как Богочеловек.

    Вот, что Он сделал с отпавшим человеком, отпавшим через грех! Человеческую природу, грехом отравленную, зараженную Он не только спас и искупил от вечных страданий, но - вознес на Престол и посадил в Своем лице рядом с Самим Богом и Отцом, одесную Его. Так что теперь на самом Престоле Святыя Троицы, выше всех Ангелов и Архангелов, выше всех сотворенных существ восседает Человек, во всем подобный нам. Ибо Его человеческая природа в Нем, соединившись с Божеством, осталась той же, как была.

    И вот это-то Церковь нам и напоминает. Так что, помните: не просто свершать нужно этот торжественный обряд, а понимать, что он означает, и в каждый момент, так сказать, его, в каждое мгновение - помнить, что здесь Церковь перед нами вообразно представляет, что совершил ради нас, человек, и нашего ради спасения Господь Иисус Христос.

Аминь.

*Мф. 27, 46.
**Ин. 19, 30.

 

Кассета 8; Проповедь 6

 

    Назад
К началу