СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО ПРЕД ПЛАЩАНИЦЕЮ

  

    Святое Евангелие нам говорит о том, что когда над рекой Иордан , над Иорданскими водами раздался «Глас вопиющего в пустыне», и загремела проповедь Иоанна Крестителя, что когда пришел на Иордан, после своего искушения в пустыне соракодневного Господь Иисус Христос, то Иоанн креститель, указавши на Него, сказал своим ученикам: «Се, Агнец Божий, вземляй грехи мiра.»* То есть: вот Тот, кто будет Жертвой за Грехи всего мiра.

    Иоанну Крестителю это было открыто. Вряд ли кому-либо из людей тогда это было открыто в такой полноте, а он - прямо указал, зачем пришел Христос Спаситель на землю: взять грехи мiра.

    Здесь мы с вами, возлюбленные, подходим к великой и страшной тайне нашего искупления. Церковь учит нас, как Сын Божий воплотился, не переставая быть Богом, стал Он человеком, так что был Он на земле как Богочеловек и взял на Себя грехи всего мiра. Это - непостижимо нам, не понять. Когда речь идет о действиях божественных, то человек понять их не может, как и свойств Божества. Мы с вами не понимаем, не можем постигнуть, как Господь - всюду, вездесущ. Непостижимо для нас, как Господь не ограничивается ни пространством ни временем. Для Него нет ни прошедшего, ни будущего, а только - один акт Божественного созерцания всех времен и всех людей. Эти свойства Божественные - совершенно непостижимы для нас. Непостижимо для нас и то страшное действо Всемогущества Божия, по которому Господь мог сделать то, что мы с вами - не можем.

    У нас людей как: сделал что-либо, сам же за это и отвечаешь. А тут Сын Божий в воплощении Своем принял на Себя грехи всего Мiра и принял на Себя ответственность за них, так, как будто Он Сам их совершил. Страшно это. Недаром в саду Гефсиманском, когда молился Господь Иисус Христос Отцу своему, человеческой природой Своей он молился: «Отче, если возможно, да минует Меня чаша сия.»** Так страшна она. Но тут же добавлял: «Впрочем, не как Я, а как Ты. Не моя воля, а Твоя да будет.»

    Помните, что тогда Господь своим Божественным всеведением видел в эти часы Своей тяжкой молитвы Гефсиманской всех нас с вами. Каждого из нас! Пережил Он там наши немощи, наши слабости каждого из нас, взял на Себя именно наши грехи... И так страшен был этот подвиг, когда Он, Чистейший и Святейший принял на Себя всю грязь, которую творят люди на земле. Так это было тяжко, что в конце концов Он покрылся кровавым потом. «Бысть, - был Его пот, как говорит Евангелие, - как капли крови, каплющие на землю»***.

    Так Он там молился. Но, однако же, чаша Его не миновала. Видел Он в любви Своей бесконечной, что если Он не примет на Себя этот подвиг, то род человеческий, безответно грешный, погибнет навсегда. Его любовь не могла это выдержать, и, влекомый этой Своей беспредельной Божественной любовью, Он принимает на Себя этот подвиг, о котором нам с вами страшно и подумать.

    Покойный митрополит Антоний говорил, что тайна Искупления нашего, тайна того, что пережил Господь в саду Гефсиманском, а потом и на Кресте, так велика и так страшна, что если бы человек смог бы в эту бездну страдания заглянуть, то уничтожился бы и сгорел.

    Вот и Крест. Христос Спаситель на Кресте. Он и тут не забывает в Своей любви заботиться о других. Заботится о Пречистой Матери Своей, поручая Ее возлюбленному ученику. «Жено, се сын твой - се матерь твоя...»**** Тут же Он обещает благоразумному разбойнику, покаявшемуся на кресте, что он сегодня будет с ним в раю*****.

    Христос умолк, умолк и разбойник, но природа - заговорила. Та страшная скорбь, которая охватила душу Святейшего и Чистейшего, принявшего на Себя всю грязь человеческих грехов, так была велика, что ее не выдерживала сама природа. Земля затряслась, скалы рассыпались, солнце - померкло, не могло смотреть на это страдание, страшное, бесконечное, беспредельное. А Господь - его нес! В самый лютый, быть может, и страшный момент Он воскликнул: «Боже Мой, Боже Мой! Вскую Мя еси оставил!» (Боже Мой, Боже Мой! Зачем Ты оставил Меня)******.

    Почему так? Потому что Он пред очами Божией правды, пред взором Отца Своего Небесного был покрыт грехами человеческими. А Господь не может быть там, где грех, и Отец Небесный как бы оставил его в эти страшные минуты. И - страждет Он: и час, и другой, и третий длится эта невероятная, сверхчеловеческая мука. Но наконец - она пришла к концу. И когда Господь выстрадал все, что нужно было выстрадать за наши грехи, то Он уже как победитель, торжественно возгласил: «Совершилось!»*******

    Совершилось то, для чего Он пришел, о чем предсказывали пророки, о чем было предсказано еще в Раю. Совершилось спасение рода человеческого через страшный Голгофский Крест, который после этого, орошенный Его Святейшею Кровью, стал величайшей святынею христианской.

    Помни это, душа человеческая, в эти дни и часы, когда Церковь пред нами воспроизводит то, что Господь совершил ради нас, грешных людей. Да исполнится душа твоя беспредельной благодарностью к Нему, столько пострадавшему за нас; и когда сейчас будешь подходить к Святой Плащанице, где изображен Он, возлежащий во гробе, то благоговейно прикладывайся к Его Язвам, помня, что этими Язвами Он даровал тебе прощение грехов и вечную жизнь.

Аминь.

 

Кассета 12; Проповедь 6

* Ин. 1, 29-35.
** Мф. 26, 39.
*** Лк. 22, 44.
**** Ин. 19, 25-27.
***** Лк. 23, 42-43.
****** Мф. 27, 46; Мк. 15, 34.
******* Ин. 19, 30

 

    Назад
К началу