СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО О ВЕЛИКОМ КАНОНЕ

  

    Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

    Окончилось чтение Великого покаянного канона, который, как знают знакомые с Церковным уставом, будет еще целиком читаться одним днем, в среду на пятой седмице Великого поста.

    Жаль, конечно, братие, что православные русские люди мало знают святую Библию. Кто хорошо знаком с ея содержанием, тот, когда слушает этот Великий канон, то перед ним проходит в лицах и событиях вся ветхозаветная и новозаветная история, можно сказать. Начиная с грехопадения наших праотцев, дальше переходя к тем или иным фактам и событиям в жизни святых людей и грешных людей... Словно на широкой, громадной картине яркими красками, яркими мазками пишет пред нами мудрый и святой автор канона эту историю человеческого рода, как праведников, так и грешников, для того, чтобы извлечь назидание для всякой человеческой души.

    Но вот, когда он, водимый Духом Святым, составлял этот чудесный канон, то, - в центре этого канона, как и вообще в центре всякого канона, после шестой песни находится кондак, так называемый. Каждый праздник и каждое событие Церковное событие, воспоминание имеет две основных песни, два молитвословия главных: тропарь и кондак. Тропарь, главным образом - прославительного характера песнопение. Кондак также - прославительное, но при этом еще и, так сказать - описательное, где говорится о содержании праздника или о главной мысли его. Также - и о главной мысли того канона, в центре которого находится этот кондак.

    И вот, святой Андрей Критский, когда нужно было ему этот кондак составить, обратился к себе самому. И написал кондак: "Душе моя, душе моя, востани, что спиши? конец приближается, и имаши смутитися..."

    Это говорил, обращаясь к себе великий светильник Церкви. Тот, к кому самому применимо было выражение, которое он употребил о преподобной Марии Египетской: "действительно, Ангел во плоти." И вот он так к себе обратился, упрекая себя за то, что душа его спит. Если он так видел себя, таким, то какими бы должны мы видеть себя? - Погруженными не только уже в какой-то духовный беспробудный сон, но и в какое-то омертвение!

    Вот в каноне только что говорилось: "Покаяния время, прихожду к Тебе, Создателю моему…" Это может сказать каждый кающийся грешник, наипаче в дни Великого поста, приходящий с покаянием. И действительно, что же мы можем сказать о себе, как не словами этого же канона: "Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобой." Но беда нашего покаяния в том, что оно, сплошь и рядом, если и искренно бывает, то бывает - неглубоко и, во всяком случае, - бесплодно. Великий проповедник покаяния, Христов Предтеча и Креститель Иоанн, когда к нему приходили говорил: "Сотворите плоды достойные покаяния." О таких плодах когда-то говорил отец Амвросий Оптинский. Он говорил кому-то: "Какое настало время! Раньше, если человек искренно исповедовался, искренно, от души покаялся, то по дальнейшей его жизни сразу видно, что это было искренне и глубоко. Его жизнь явно изменяется к лучшему. А теперь, - говорит старец, - и придет, и расскажет все, может быть даже и поплачет о грехах, а потом за то же принимается."

    Конечно, Господь не требует от человека безгрешности, ибо Он Сам только один - безгрешен. А несть человека "иже жив будет и не согрешит". Но когда человек приходит к покаянию, приходит к исповеди, он должен позаботиться о том, чтобы Тот, Кто видит и прозирает самую глубину его души, чтоб видел там не просто регистрацию своих грехов (что вот то-то сделал, вот то-то сделал да то-то сделал), а видел покаянную скорбь и сокрушение, и видел мольбу к Богу Всемогущему о том, чтобы Господь его немощь укрепил и помог ему именно принести плоды достойные покаяния, а не отойти с тем, чтобы снова беззаботно браться за то же самое.

    Грешен человек, конечно! Грех его отравил, грех в него глубоко проник, и сам по себе человек даже и увидеть своих грехов не может, если - как должно, почему в Великом посту мы так настойчиво и молимся Богу: "Даруй нам зрети, Даруй мне зрети моя прегрешения". Но если бы человек по крайней мере бы заботился о том, чтобы их увидеть, и просил Господа открыть его очи, тогда - он не стал бы тогда другого осуждать. Помните, что в этом последнем прошении молитвы преподобного Ефрема Сирина части первая и вторая слиты воедино! "Даруй мне зрети моя прегрешения" и не просто, как новая мысль, а - как результат, истекающий из первой мысли: "Даруй мне зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего ". Потому что, когда я увижу свои согрешения, то мне будет уже не до чужих грехов…

Аминь.

 

Проповеди и поучения Высокопреосвященнейшаго митрополита Филарета
Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. том II.

Издание Комитета Русской Православной Молодежи
при Русской Православной Зарубежной Церкви 1989 г.

 

Рассылка "Истинное Православие. Учение, Жизнь, Новости", 2001 г.

 

Кассета 7; Проповедь 3

 

    Назад
К началу