СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО О ПРЕПОДОБНОМ КИРИАКЕ

  

    Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

    Церковь завтра помимо воскресного дня еще празднует память одного из великих подвижников и аскетов - святого Кириака отшельника. Он жил и спасался в Палестине, в горах. Там есть ущелье живописное, с одной стороны которого была когда-то прославленная лавра преподобного Харитона исповедника. Ниже - протекает ручей, а с другой стороны ручья, на другой стороне ущелья - место, где была келья преподобного Кириака, где он спасался.

    Он был не только великий аскет, подвижник и молитвенник, он был ученый богослов, много знавший, и у него в келии было много разных богословских трудов. Но вот, характерный случай приводится в его житии. Однажды Кириак вышел, и на свежем воздухе, вне кельи стоял: или молился или размышлял. И видит, что кто-то к нему приближается. Смотрит внимательно: женщина. Ближе... И вдруг он видит, что это ни кто другой, как Сама Богоматерь, Преблагословенная Дева Мария. В восторге, в радости бросился подвижник к Ея ногам и молит Ее, умоляет:
- Царица неба и земли, осчастливь меня! Войди в мою убогую келью!

    Но вдруг услышал строгий ответ:
- Как Я войду в твою келью, когда у тебя в келье - Мой враг? И с этими словами Святейшая Гостья исчезла...

    В недоумении, смущении, в огорчении Кириак думает: "Что это такое? У меня в келье? Враг Божией Матери? Что он, где он?" Бросился в келью - там, конечно - никого. Но когда он блуждающим взглядом обвел стены и полки свои, то вспомнил: у него среди книг, которые на полке, стоял томик сочинений богохульных еретика Нестория, который как раз у Божественной Матери отнимал Ея достоинство Богородицы: утверждал, что родившийся от Нея Господь Иисус Христос вовсе не Богочеловек, не Бог воплотившийся, а только человек святой жизни, в котором Бог обитал. Как в храме. Но - не Богочеловек. И поэтому Несторий осмелился Святую Богородицу назвать "человекородицей".

    И вот, когда Кириак увидал томик его сочинений, его как осенило: а вот он, враг Царицы Небесной! Вот, кто ко мне забрался! Взял томик этих сочинений и - выбросил его вон. Но Святейшая гостья больше не появлялась...

    И из-за этой книжонки хульных сочинений еретика он потерял возможность сподобиться милости Богоматери, Которая могла к нему зайти так, как Она позднее в России когда-то заходила в келью преподобного Сергия: а позднее - в келью преподобного Серафима. Но вот - лишился этой возможности великий подвижник, и здесь - нам урок с вами, возлюбленные, что и нам тоже нужно с оглядкой держать книги дома, и без крайней нужды никогда не вносить в них [в дома] именно таких еретических сочинений. Есть, конечно, служители Церкви в священном сане или без него - не в том дело, которым приходится изучать всякий еретический вздор для того, чтобы его опровергать. Но без нужды крайней, конечно, не нужно держать никогда таких еретических сочинений, ибо вы по этому примеру и сами видите, что и Дева Мария, которая, конечно, с радостью, по благости Своей, осчастливила бы великого подвижника, однако, возгнушалась войти в келью, где были эти хульные сочинения, в чем, повторяю, и для нас с вами, конечно, глубокое назидание.

Аминь.

 

Кассета 4; Проповедь 3

 

    Назад
К началу