СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


БЕСЕДА О ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫХ НЕДЕЛЯХ К ВЕЛИКОМУ ПОСТУ

  

    Приближается Великий пост. Великий пост и Пасха - это лучшее время, самое прекрасное, самое духовно богатое время в жизни Церкви. И Церковь к Великому посту нас готовит заранее. Многие из вас, кто знакомы с Церковным уставом, конечно знают, что перед постом бывают три подготовительных недели: неделя о мытаре и фарисее, неделя о блудном сыне и неделя о Страшном Суде. Там дальше идет уже так называемое Прощенное воскресенье, которое из себя представляет уже дверь открытую в Великий пост.

    Но перед этими, между прочим, тремя подготовительными неделями есть еще одна неделя, один воскресный день, который можно считать подготовительным даже к ним, к этим трем. В это воскресенье, которое бывает перед неделей мытаря и фарисея, всегда и неопустительно читается Евангелие о Закхее*. Об обращении мытаря Закхея. Почему Церковь тут его поставила? - Чтобы ободрить тех, кто готовится вступить в поприще покаяния. Что говорит нам это евангелие? Я думаю - помните, я только в нескольких словах напомню...

    Мытарь Закхей в Иерихоне слышит, что проходит Господь Иисус Христос через Иерихон. Слава о великом чудотворце гремела по всей Палестине, и, несомненно, Закхей много слышал, и вот, ему захотелось только - увидеть этого чудотворца. Он не остановился перед таким приемом: забрался на смоковницу, на дерево. Наверное, немало насмешек вызвал. Он был малорослый человек, боялся, что в толпе он так и не увидит Спасителя. Поэтому - влез на дерево. Смеялись над ним наверное немало: человек почтенный, вероятно немолодой, известный в городе - и лезет на дерево как мальчишка. Он на это все не обращает внимания, забрался, смотрит сверху и вдруг - слышит голос, когда Господь проходил под деревом: "Закхее, слезь скорее, потому что сегодня, днесь Мне надобно быть в твоем доме". По - славянски говорится, что он "потщался слезть", то есть быстро слез, а по-нашему, так сказать, разговорному языку, вероятно - кубарем скатился с этой смоковницы и побежал, чтобы все приготовить для приема драгоценного Гостя. Чему нас учит этот пример? -Прежде всего тому, что Господь наш любит давать больше, чем от него просят. Лишь бы только нашлась душа, которая может принять достойно его дар! Закхей только думал - посмотреть на это воплощенное чудо, а получил то, о чем и мечтать не мог: что Христа Спасителя принимает как своего драгоценного Гостя. Вот этим Церковь ободряет нас: если мы будем у Господа просить, как тот - просить прощения, пусть никогда уныние не одолевает нас, потому что наш Господь любит нас больше, чем мы Его просим.

    Дальше - неделя мытаря и фарисея. [Евангелие], которое говорит нам о двух богомольцах, которые пришли в Храм**. Помолиться. Один из них, как вы знаете был фарисей, ставший впереди. Вероятно, был - лицо значительное, известное в городе. Стал впереди. Начал молитву очень хорошо, потому что как раз начал в своей молитве говорить то, о чем мы часто забываем: мы просим у Господа много, а поблагодарить Его - часто забываем. А вот он начал: "Боже, благодарю Тебя..." Но это прекрасное начало тут же он превратил в то, о чем святой Андрей Критский говорит: "Прочие безумные глаголы". Так хорошо начавши, он всю молитву испортил своим продолжением. Он говорит: "Боже, благодарю тебя, что я не такой, как прочие люди: хищники, неправедники, прелюбодеи, или как этот мытарь". Златоуст тут иронически замечает, что "весь мiр осудил, а себя одного - оправдал!" Но дальше - он перечисляет свои добродетели: "пощусь два раза в неделю, десятую часть даю, жертвую [от] своего имения". И Церковь, между прочим, в своих молитвословиях призывает нас подражать добродетелям фарисея, брать с него пример. Все ли из нас постятся два раза в неделю, как Церковь заповедует? Все ли из нас жертвуют на храм или на бедноту? А фарисей это делал! Он испортил свои добродетели своей гордыней, тем, что превознесся. Нужно было - смиренно поблагодарить Господа за то, что Господь послал ему возможность творить эти добрые дела. А он - чванится ими, гордится и этим - все испортил, подобно тому, как прекрасно сделанное кушанье можно совершенно испортить, если в него налить испорченное масло. Так и он - испортил свои добрые дела. А мытарь, хотя ничего, кроме грехов не принес, а оказался оправданным, потому что сам себя не оправдывал, не ссылался ни на условия жизни, ни на свои слабости и немощи, а только: смиренно просил у Господа милости и ее - получил! Но я хочу попутно заметить, между прочим, что не нужно думать, что фарисей уж окончательно духовно погиб. Конечно, нехороша была его молитва, только помните: не сказано в Евангелии, что мытарь ушел оправданным, а фарисей ушел осужденным, этого - не сказано. Когда сказано о том, как смиренно молился мытарь, то сказано, что он ушел в свой дом, оправданный более, нежели тот. Тот тоже что-то вроде некоторого оправдания или милости получил, потому что принес он доброе желание: помолиться Богу. Он не сумел: вместо того, чтобы угодить Господу Богу своей молитвой он так ее принес, что она была отвергнута. Но - желание-то доброе было! Он не попразднословить, не посплетничать, не поглазеть в церковь пришел, а помолиться! Только - не сумел как следует принести Богу молитву. Но, повторяю, поэтому Господь и не сказал, что он ушел осужденным, а только сказал, что мытарь был оправдан более, нежели фарисей.

    Потом идет воскресный день с притчей о блудном сыне*** - недавно читалась, позавчера, за литургией. Опять-таки, такое трогательное место святого Евангелия! Как говорил один из святых Отцов, здесь перед нами открыто самое сердце Божие. Здесь мы видим, так сказать, в этой притче образно, что означает великое слово Апостола любви Иоанна Богослова, который сказал: "Бог есть любовь"****. Мы знаем теперь про этого блудного сына, который уже взял у отца свою часть имения, ушел от него далеко, там все это прокутил, растратил и, прокутивши имение отца, голодный, оборваный, нищий и безответно виноватый возвращается назад.

    Когда он опомнился, понял весь ужас и позор своего положения, он твердо решил: встану и пойду к отцу моему и скажу: отче, я согрешил на небо и пред тобою, недостоин уже называться твоим сыном - прими меня как одного из наемных, как слугу. Твердо это решивши, он пошел. Вот это то, чего часто недостает нашему покаянию, быть может и искреннему, откровенному... Покается человек, как-то скорбит, может, оплачет свои грехи, но как-то на том же месте остается: жизнь его мало меняется. А этот - принес плод достойный покаяния: опомнился, признал свою вину и идет к отцу своему.

    Идет, приближается. Идет знакомыми местами, где он чистым мальчиком играл когда-то, все ему как- то хорошо знакомо. И только от этого - тяжелее и тяжелее у него на душе, потому что он сознает весь ужас и позор своего положения. И - страх, потому что не знает, как его отец примет. Если отец примет его с негодованием - это будет законно, если он его прогонит - это будет заслужено. Вот со страхом и стыдом он возвращается. А оказывается - его ждали и любили и не забыли... В Евангелии, нужно помнить, всякая черточка - драгоценна. И сказано: "Еще [же] ему далече сущу, узре его отец его" - когда он был еще далеко, отец его видал. Значит - смотрел! Вероятно и не один раз выходил и смотрел и ждал: не возвращается ли заблудившийся...

    И вот, когда отец увидал его издалека - и увидел его: опозоренного, грязного, нищего, оборванного, то, может, у отца и было до этого какое-нибудь законное чувство негодования, праведного отеческого гнева, но когда он увидал это жалкое состояние своего сына, то он - все забыл! Родительская любовь - неудержимо прорвалась, отец бросился к сыну, никак не ожидал, что будет, конечно, такая встреча, упал к нему на шею и стал его целовать. Но заметьте: сын тверд в своем покаянии! Ошеломленный, конечно, такой неожиданной и незаслуженной встречей, он, однако же, начал твердо свою покаянную исповедь: отче я согрешил на небо и пред тобою и уже недостоин назваться сыном твоим... Но отец - его оборвал. И договорить ему - не дал. И говорит: принесите лучшую одежду, обувь, украсьте его перстнем, и устроим торжественный пир. Сын этот мой был мертв и ожил, пропадал - и нашелся.

    С одной стороны, здесь Церковь указывает на любовь отеческую: как Господь любит, с какой любовью Он возвращает грешника кающегося. Трогательные строки мы находим в наставлениях великого наставника христианской жизни и мудрости - преподобного Исаака Сирина, который обращается к человеку, которым овладел порок, который постоянно его держит в своих лапах. И он - кается, плачет и все время падает и падает снова... И вот, преподобный Исаак, обращаясь к нему говорит: "А кто постоянно терпит крушение, преодолеваемый греховным навыком, у кого корабль постоянно разбивается и теряет груз, такового я прошу и умоляю: да не забудет он любви своего Отца и снова и снова возвращается к нему с покаянием."

    С одной стороны. А с другой стороны - Церковь нам говорит о том, чтобы мы всякий раз, когда в Божий храм входим, входили так, как этот блудный сын. Разве нет у нас целой тьмы грехов за плечами? Постоянно нарушающие Божии Заповеди, не научившиеся любить Бога всем сердцем и ближнего своего как самого себя, даже не знающие как следует Его Евангелиева Закона, - мы безответно виноваты пред ним! И поэтому в Его дворец, Его храм - должны всегда входить как блудный сын, сознавая глубокую свою вину и безответность.

    Но есть души, которые этими святыми и трогательными примерами не вразумляются. Для них Церковь приготовила еще один прием врачевания духовного: неделю о Страшном Суде*****. Когда величественной картиной последнего расчета, который будет вести Небесный Домовладыка со Своими рабами она хочет устрашить затвердевшие, окаменевшие сердца. Мы знаем конечно, как Господь говорил о Страшном Суде, как Он явится в славе своей. Страшной, беспредельной, невыносимой для грешного ока славе. Полной противоположностью тому, как Он пришел на землю, родился в яслях, и жил бедняком, не имевшим, где главы подклонить, Он придет как Царь, во всей славе Своей и Отца Своего, и все святые Ангелы - с Ним. Придет для последнего суда, чтобы рассчитаться, так сказать, с тем человечеством, которое он пришел спасти на землю когда-то. И как радостна, как светоносна первая половина этого Суда! Когда Господь скажет всем праведникам, и не только тем, кто был высоко свят, достиг духовного совершенства, но и ко всем, кто жили, как говорит святитель Феофан, исправно, по- христиански, старались соблюдать Заповеди, верили в Бога, жили чисто, не нарушая Божие Законы. Верили и умерли именно в надежде воскресения в жизнь вечную. Ко всем им Господь скажет: "придите благословенные Отца моего, наследуйте Царство". Дальше Господь перечисляет те добродетели, за которые Он дает им эту милость. И оказывается - [за] добрые дела, и так все: Я алкал, испытывал голод - Меня накормили, жаждал - Меня напоили, был наг - Меня одели, был болен, в темнице - Меня посетили, и так далее - все добрые дела. Праведники тоже потом ошеломленные этой милостью скажут: "Господи..." - Они знают Евангелие, они знают, что это так, но страшная картина нестерпимо величественной славы Небесного Царя настолько будет грандиозна и величествена, что они смиренно скажут: "Господи, когда мы Тебя видели голодным или жаждущим, или нагим, или больным и послужили Тебе?" Это - слишком непохож Тот Кто перед ними восседает на престоле славы Своей на тех, кому они благотворили. А Господь им скажет: "Истинно говорю вам: что вы сделали этим братьям Моим меньшим, то Мне сотворили." Заметьте любовь Господа Иисуса Христа, который этих "меньших братьев" считает именно братьями Своими.

    Но зато как страшен будет [суд], как страшна будет вторая половина Суда, когда Господь к тем, кто не покорился Его Закону скажет: "Отойдите от меня проклятые в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его." Видите, какая противоположность: там было сказано, "наследуйте Царство, уготованное вам от сложения мiра", а тут сказано, "идите в огонь вечный, уготованный" - Кому? Вам? -Нет, не вам: диаволу и ангелам его! Они себе унаследовали эту участь, а вы сами себя уподобили им! Поэтому для вас - другого места нет!

    Имейте ввиду, что для Господа Спасителя насколько радостным будет произнести первое все Свое слово помилования, настолько скорбным для его будет это слово, слово бедственного отлучения, которое Он будет вынужден произнести, потому что духовное состояние этих несчастных будет такое, что они никогда не смогут быть с Ним в блаженном общении и любви.

    Когда-то митрополита Иннокентия Московского спросил один иеродиакон, как раз именно об этом моменте, и он говорит так: "Ну как же это Господь милосердный отлучит бедных грешников на мучение, на отвержение от Себя? Как он им скажет: отойдите от Меня? - Ведь Он же - любовь бесконечная!" -Ответил митрополит ему неожиданно вопросом: "Почему ты вертишься, не сидишь на месте спокойно? Сиди как следует!" Тот говорит: "Я не могу, солнце бьет в глаза!"
-Вот это же будет с несчастными грешниками, - сказал ему митрополит, - они не смогут видеть Солнце Правды и скроются от Него во тьму кромешную! Как и ночные хищники скрываются от солнышка, которому радуется весь живой мiр.

    Когда эти несчастные, которые всегда оправдывали себя, а других - осуждали, попытаются в последний раз оправдаться, и будут говорить то же, что говорили праведники, только в другой формулировке, в отрицательной постановке: Господи, когда мы Тебя видели голодным и жаждущим, нагим, больным и не послужили Тебе? -Мы Тебя не видели, мы бы Тебе помогли! Мы видели этих дармоедцев, пьяниц, тунеядцев - мы им не помогали! Зачем тунеядцев кормить? Чего пьяницам помогать? Мы - им не помогали, мы бы Тебе помогли! А Господь им и скажет, что - нет, за то, что не сделали одному этого из братьев Моих меньших, которых вы должны были не судить, а - любить: то, что вы им не сделали, вы не сделали и Мне.

    Вот Церковь эту, с одной стороны - радостную, а с другой стороны - устрашающую, грандиозную картину последнего Суда перед нами поставляет, для того, чтобы сокрушить нашу черствую душу, которая ничем не сокрушается и, как говорил знаменитый Московский митрополит Филарет, "дать нам возможность перемены". Великий Московский святитель говорит: "Христос для того пред тобой рисует картину своего Суда заранее, чтобы дать тебе возможность изменением жизни к добру перебежать с левой стороны на правую." Пока не поздно: тебя Спаситель предупреждает, а возможность - открыта. Пока еще не пресеклась земная жизнь человека, перемена к лучшему - всегда возможна и желательна. Вот к этому и зовет нас Господь!

    Между прочим, один из великих подвижников, размышляя о Страшном Суде, говорил: "Я думаю, что на Страшном Суде три вещи меня в особенности поразят. Одна из них это то, что с правой стороны Спасителя, направо от него, я не увижу многих тех, кого думаю увидеть. Еще больше я удивлюсь, -говорил праведник, - когда направо от Спасителя увижу многих тех, кого никак не ожидал увидеть. А больше всего удивлюсь, - говорит смиренно подвижник, - если я сам окажусь на правой стороне". Как смиренно он думал о себе! И Церковь к этому именно нас и призывает.

    Вы знаете, что всякая наша просительная ектения оканчивается прошением о том, что мы просим у Господа "христианской кончины живота нашего, безболезненной, непостыдной, мирной", и доброго ответа на Страшном Христовом Суде. Потому что это будет величайший момент в нашей жизни. Важнейший. После которого последует: да или - нет. Свет вечный или - тьма вечная, кромешная, вечная радость или вечная мука. И вот это-то все Церковь нам предлагает, чтобы, все это переживая, мы с вами достойным образом подготовились к Великому Посту, а Великий Пост нас должен подготовить потом к Страстной Седьмице, а Страстная Седьмица - к торжеству из торжеств, величайшему празднику нашему - Святой Христовой Пасхе.

 

 

*Лк 19, 1-10
** Лк 18, 10-14
***Лк 15, 11-32
**** 1 Ин 4, 8
***** Мф 25, 31-46

    Назад
К началу