СВ. МИТРОПОЛИТ ФИЛАРЕТ (ВОЗНЕСЕНСКИЙ)

  


СЛОВО В ВЕЛИКУЮ ПЯТНИЦУ

  

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

    Святое Евангелие нам говорит о том, что, когда Господь Иисус Христос появился на Иордане, то Иоанн Креститель, указывая на Него, сказал: "Се, Агнец Божий, вземляй грехи мiра".* И на следующий день снова это повторил.

    Агнец Божий. Агнец в древности была жертва искупительная за грехи. И вот об этом-то и говорит Креститель, что Тот, на Кого он указывает и называет Агнцем Божиим - это и есть искупительная жертва за грехи человечества.

    Легко сказать (и - написать, если угодно), что взял на себя какие-то грехи. Но Господь Иисус Христос, Богочеловек, Сын Божий воплотившийся, оставшийся Богом , как Бог - Всемогущий, и, в то же самое время, соединивший свою Божественную природу с человеческой природой, Он взял на Себя грехи всего Мiра не так, как это можем мы сказать, а взял их по существу.

    Митрополит Антоний любил разъяснять, что тайна искупления - это есть бездна премудрости и благости Божией, и, в то же самое время это есть страшная тайна. Владыка Антоний говорил, что, если бы человек мог бы только увидеть и узнать, что пережил господь Иисус Христос в этом подвиге Искупления Своего, то, как говорил владыка Антоний "человек сгорел бы", не вынес этого. Вот почему для нас это остается тайной. Страшная, неизмеримая бездна страданий, которую мы и представить не можем себе! Становится действительно страшно, когда только подумаешь о том, что пережил тогда Господь.

    Ведь Он, повторяю, взял тогда на себя грехи всего Мiра по существу. мы не можем на себя взять чужие грехи: у каждого они остаются при себе. Но Бог- Всемогущий, не имеет ничего невозможного для Себя. Ему - все возможно. И - непостижимым, непонятным для нас и страшным действием Своего Всемогущества Он действительно сделал то, что только может принять вера, а не рассудок человеческий: Он наши человеческие грехи взял на Себя, как бы сделавши их Своими личными грехами, и вот потому-то Он так страдал и скорбел.

    Мы знаем, как Он говорил Своим Апостолам перед тем как уже идти на этот путь страшных страданий: "Душа Моя скорбит смертельно."** "Прискорбна есть душа моя до смерти". И тут же, чисто по- человечески, понятно нам, просит Своих Апостолов: "Душа Моя скорбит смертельно. Побудьте здесь и бодрствуйте со Мною." Побыть-то они - побыли с Ним, но бодрствовать - не сумели. И в те минуты, когда Он молился Своей страшной, сверхъестественной, как принято называть, молитвой в Гефсимании, в это время он спали, почивали. Когда Господь, произнеся Свою эту молитву, обратился к ним за их дружеской поддержкой, за поддержкой любви - увидал что они спят. Он к Петру только сказал: "Симон, не мог ли ты побдеть хоть немного"***, потому что Петр сам клялся и божился, что он на смерть с Ним пойдет, а тут теперь - заснул, когда Ему было так тяжело.

    Но помните, возлюбленные: когда мы с вами размышляем о том, что Господь сделал для нас, то никогда не следует забывать, что вот именно ради наших грехов Он оказался во гробе. На Кресте и во гробе. Мы Его пригвоздили своими упорными и нераскаянными грехами ко Кресту, и из-за наших грехов Он теперь возлежит, безгласный и недвижимый, мертвецом во гробе. И когда будешь поклоняться Ему, лобызать Его Язвы, делай это как безответно виновный, в том, что вот Он изъязвлен, в том, что Он изранен, в том, что Он измучен, оплеван, позором покрыт и теперь - лежит в гробе. Помни, что мы это сделали: и я, и всякий другой своими упорными грехами и своей неисправленностью. Не даром же сам Господь когда-то, когда почувствовал как-то очень болезненно неверность человеческого рода, воскликнул даже (в Евангелии это записано): "О род неверный и развращенный, доколе Я буду с вами, доколе Я буду терпеть вас!"**** Вот как Ему было вообще тяжко с нами, а тут мы, повторяю, своими грехами пригвоздили ко Кресту и положили во гроб.

    Так и помни, душа христианская, когда будешь поклоняться Божественному Мертвецу в Плащанице лежащему, когда будешь лобызать Его Язвы, как безответно виновный это делай, потому что никто кроме нас не виноват в том, что Господь Иисус Христос, как говорил Апостол, вместо предлежащей Ему славы***** перенес эту срамоту и позор, и эту страшную, позорную и унизительную крестную смерть. Мы с вами знаем, что теперь, после Его смерти, Крест стал нашей драгоценностью и святыней, но пригвоздили ко Кресту Его, повторяю, не воины, а - мы с вами, потому что если бы наших грехов не было на Нем, не было бы Ему что взять на Себя, тогда бы не было ничего этого. Но Он - пошел на этот страшный сверхчеловеческий Подвиг. Помните, как в Евангелии сказано, что Он до пота кровавого боролся в Гефсиманском саду, на этой страшной молитве.

    Почему он был покрыт кровавым страшным потом? Когда-то святитель Димитрий Ростовский в своей вдохновенной проповеди говорил, как бы обращаясь к Спасителю: " Господи! Почему Ты покрыт кровью? Кто Тебя изранил? Не было ни Креста, ни бичевания, - ничего этого еще не было; почему Ты весь в крови?" И сам же отвечает: "Кто изранил? - Любовь изранила!" Потому что знал Богочеловек, столько возлюбивший нас, грешных, что если Он не совершит этого страшного Подвига, то наша участь, навеки! - в геенне огненной, в страшных, нескончаемых и ужаснейших мучениях, которых мы себе и представить не можем. А вот, Он взял на Себя всю эту страшную тяжесть, это тяжкое бремя греховное, и, благодаря Его святому и великому Подвигу, мы имеем возможность уповать на то, что получим прощение наших грехов, именно Им омытых. И тогда можем мы надеяться, что и нас примет Он в Царствие Небесное, так, как Он принял Благоразумного разбойника.

Аминь.

 

Кассета 8; Проповедь 1

*Ин. 1, 29-35.
**Мф. 26, 38; Мк. 14, 34.
***Мк. 14, 37;
**** Мф. 17, 17; Мк. 9, 19; Лк. 9, 41.
*****Ев. 12, 2.

 

    Назад
К началу