святитель Иоанн

 

КРАТКОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

 

     Святитель Иоанн родился 4/17 -го июня 1896 г. в имении своих родителей, потомственных дворян Бориса Ивановича и Глафиры Михайловны Максимовичей в местечке Адамовке, Харьковской губернии. При св. крещении наречен именем в честь Архистратига Божия Михаила. Предки его с отцовской стороны были выходцами из Сербии. Один из предков, свят. Иоанн, митрополит Тобольский, был подвижником святой жизни, миссионером и духовным писателем. Он жил в первой половине XVIII в. и причислен к лику святых в 1916 г. Его прославление состоялось по воле св. Царя-мученика Николая II.

     Михаил был болезненным мальчиком с плохим аппетитом; игрушечных солдатиков он превращал в монахов, а крепости - в монастыри. Святогорский монастырь, расположенный недалеко от имения Максимовичей, располагал юного Михаила к вдумчивому отношению к жизни. Будущий святитель рос послушным, так что сестра его вспоминала, как легко было родителям его воспитывать. Уже с детства в Михаиле чувствовалось какое-то особое стремление к святости, он отличался глубокой религиозностью, по ночам подолгу стоял на молитве, усердно собирал иконы, а также церковные книги. Более всего любил читать жития святых. Праведная жизнь ребенка произвела глубокое впечатление на его французскую гувернантку-католичку, и в результате она приняла православие.

         Раздумывая о своем будущем, Михаил не имел тогда еще определенного решения, не зная, посвятить ли себя службе военной или гражданской. Чувствовал он непреодолимое стремление служить истине, которое воспитали в нем родители. Он одушевлялся примерами тех людей, которые за истину отдавали свою жизнь. Когда подошло время учиться, родители определили его в Петровский Полтавский Кадетский Корпус, посвященный, как говорил сам Владыка "одной из славных страниц истории России". Учился он отлично, но не любил два предмета: гимнастику и танцы. В корпусе его любили, но он чувствовал, что ему надо избрать другой путь. Особенно тому способствовало общение с законоучителем кадетов, известным протоиереем Сергием Четвериковым, автором книг о преп. Паисии Величковском и о свв. Оптинских старцах и ректором семинарии, архимандритом Варлаамом.

 

Михаил Максимович в 15 лет

    День окончания кадетского корпуса (в 1914-ом году) Михаилом Максимовичем совпал со днем вступления на Харьковскую кафедру Архиепископа Антония, известного богослова и церковного деятеля, главного возстановителя на Руси патриаршества, впоследствии же Митрополита Киевского и Галицкого и основателя и первого первоиерарха Русской Зарубежной Церкви. Этот архипастырь всю жизнь вдохновлял церковно-настроенную учащуюся молодежь к духовной жизни, в силу главного качества своей души - искренней к ним любви, за что схиархимандрит Амвросий (Курганов) именовал Владыку Антония "горой любви". Услышав об юном Михаиле, о котором заговорили в церковных кругах, он захотел с ним познакомиться и стал духовным руководителем свят. Иоанна.

    В Харькове Михаил поступил на юридический факультет университета, который закончил в 1918 г. и потом некоторое время служил в Харьковском суде в дни управления Украиной гетманом Скоропадским. Но сердце будущего святителя стояло далеко от мiра сего. Все время, свободное от занятий в университете, он проводил за чтением духовной литературы, особенно выделяя при этом жития святых. "Изучая светские науки, - говорил свят. Иоанн в своем слове при наречении во епископа, - я все больше углублялся в изучение науки из наук, в изучение духовной жизни". Бывая в монастыре, в котором жил Владыка Антоний, Михаил имел возможность молиться у гробницы с мощами подвижника первой половины XIX в., Архиепископа Мелетия Леонтовича, благоговейно почитавшегося, но еще не прославленного угодника Божия, который проводил ночи в молитвах, стоя с поднятыми руками. Душа будущего святителя уязвилась жаждой приобрести истинную цель и путь жизни во Христе и, по-видимому, ему он начал ему подражать в своем подвиге ночного бодрствования.

    В Харькове тогда же священствовал ученик Оптинских старцев, духовный подвижник о. Николай Сангушко-Загоровский (впоследствии сподобившийся исповеднического подвига), которого хорошо знал Михаил Максимович.

    Большое впечатление произвел на Михаила приезд в Харьков молодого епископа Варнавы (впоследствии - патриарха Сербского), сердечно принятого Архиепископом Антонием и повествовавшего о страданиях сербов под властью турок. Это было в январе 1917 г., перед революцией в России, когда у сербов, с которыми воевали Германия, Австрия и Турция, почти не оставалось территории, не захваченной врагами. Отклик русских людей был единодушный. Здесь, видя пример владыки Антония, Михаил почувствовал вселенское значение Церкви и долг епископа откликаться на нужды всех православных. Епископ же Варнава, став потом патриархом, с особой любовью оказывал гостеприимство и помощь иерархам Русской Православной Церкви Заграницей.

в 20-е годы

        Российское лихолетье вынудило семью Максимовичей покинуть Родину и эвакуироваться в Югославию, где Михаилу удалось поступить на богословский факультет университета свят. Саввы и окончить его в 1925 г., подрабатывая продажей газет. Еще на последнем курсе Михаил был посвящен митрополитом Антонием в Белградской церкви во чтеца, а в 1926 году, им же, в монастыре Мильково Михаил был пострижен в монашество с наречением имени Иоанн, в честь своего дальнего родственника, святителя Иоанна Тобольского, и рукоположен в иеродиаконы. В том же году, на Праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы инок Иоанн стал иеромонахом. В последовавшие годы он был учителем Закона Божия в сербской государственной гимназии, а с 1929 г. стал преподавателем и воспитателем в сербской семинарии св. апостола Иоанна Богослова Охридской епархии в городе Битоле, тогда возглавлявшейся святителем Николаем (Велимировичем).

    В Битоле иеромонах Иоанн снискал любовь своих воспитанников, и тогда же окружающим стали известны его духовные подвиги. О. Иоанн постоянно и безпрерывно молился, ежедневно служил Божественную Литургию или присутствовал на литургии, причащаясь Св. Христовых Таин, строго постился, и ел, обыкновенно, один раз в день поздно вечером. Будущий святитель с особенной отеческой любовью насаждал высокие духовные идеалы среди студентов-семинаристов. Студенты же первыми обнаружили его величайший подвиг аскетизма, замечая, что о. Иоанн никогда не ложился спать, а если и засыпал, то от изнеможения и, часто, во время земного поклона в углу под иконами. Епископ Николай (Велимирович), "сербский Златоуст" ценил и любил молодого иеромонаха Иоанна. Уже в то время он говорил: "Если хотите видеть живого святого, идите в Битоль к отцу Иоанну". Однажды, перед уходом из семинарии он повернулся к небольшой группе семинаристов и сказал: "Дети, слушайте отца Иоанна; он ангел Божий в человеческом образе".

    Сами семинаристы постоянно убеждались в том, что св. Иоанн действительно жил ангельской жизнью. Его терпение и скромность были подобны терпению и скромности великих подвижников и пустынников. События из Святого Евангелия он переживал так, как будто они совершалось перед его глазами, всегда знал, где в Евангелии найти тот или иной стих, и, когда нужно было, мог всегда его процитировать. Он хорошо знал характер и особенности каждого студента, так что мог сказать в любой момент, когда и как любой семинарист отвечал, что он знал и чего он не знал. У него не было никаких записок: он имел дар Божий, необыкновенную память.

         О. Иоанна и семинаристов связывала взаимная любовь. Для них он был воплощением всех христианских добродетелей. Они не замечали в нем недостатков, его порой невнятного произношения (он заикался в детстве, но потом этот недостаток, в основном, прошел). Не было никакой проблемы, личной или общественной, которую он не мог бы сразу разрешить. Не было вопроса, на который он не смог бы ответить. Ответ всегда был сжатым, ясным, полным и исчерпывающим, потому что он был по-настоящему глубоко образованным человеком. Образование его, его "премудрость" были основаны на самом прочном фундаменте, на "страхе Божием". За своих семинаристов Святитель усердно молился. Ночью он обходил келии, проверяя всех: одному поправит подушку, другому одеяло. Выходя из комнаты, он осенял спящих крестным знамением.

Битоль. Иеромонах Иоанн с больными и бездомными семинаристами в семинарской больнице.

    Он был очень прост в общении, но всегда чувствовалось его прекрасное воспитание и такт; во всем проявлялось его внутреннее благородство.

    В первую неделю Великого Поста св. Иоанн ничего, кроме одной просфоры в день не вкушал, так же и на Страстной неделе. Когда наступала Великая Суббота, его тело было полностью истощено. Но в день Святого Воскресения Господня он оживал, его силы возвращались. На Пасхальной заутрене он так ликующе восклицал: "Христос воскресе!" будто Христос воскрес именно в эту святую ночь. Его лицо светилось. Пасхальная радость, которой сиял сам святитель, передавалась всем в храме. Это испытал каждый, кто был в церкви со свят. Иоанном в Пасхальную ночь.

    Св. Иоанн был убежденным монархистом. Более того, он считал для себя необходимым поддерживать право на власть Великого князя Владимира Кирилловича Романова. На ежедневных литургиях он всегда поминал Российский Царствующий дом, а на праздничных - по имени Великого князя Владимира. В особые дни, например, в Неделю Православия, он поминал поименно всех православных монархов: Греческого, Болгарского, Сербского и Румынского. Будучи еще в Белграде, владыка Иоанн по просьбе митрополита Антония написал статью "Происхождение закона о престолонаследии в России". Она была потом издана в Шанхае.

    В 1934 г. Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей вынес постановление: возвести св. Иоанна в сан епископа с назначением его в Шанхай, викарным архиереем Пекинской миссии.

    Что касается самого о. Иоанна, ничто не могло быть дальше от его помыслов. Одна его знакомая по Югославии рассказывала, что, как-то встретившись с ним в трамвае, она спросила его, по какой причине он в Белграде. На это он ответил, что приехал в город, т. к. по ошибке получил сообщение вместо какого-то другого иеромонаха Иоанна, которого должны рукоположить во епископы. На другой день она опять его увидела, и он сообщил ей, что ошибка оказалась хуже, чем он ожидал, ибо рукоположить во епископы решили именно его. Когда же он воспротивился, ссылаясь свое косноязычие, то ему сказали, что и пророк Моисей имел такое же затруднение. Посвящение состоялось 28 мая 1934 г. Святитель Иоанн был последним из епископов, рукоположенных Блаженнейшим Митрополитом Антонием. Митрополит Антоний писал тогда о владыке Иоанне Архиепископу Димитрию Хайларскому (Вознесенскому) и называл его "чудом аскетической твердости и стойкости в наше время всеобщего духовного разслабления".

 


Епископ Иоанн (Максимович)

    Молодой епископ прибыл из Сербии в Шанхай 21 ноября 1934 г. на Праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы. На пристани собралось много людей, встречающих своего нового архипастыря, которому пришлось немедленно войти в жизнь города. Его ожидало дело достраивания кафедрального собора и разрешение создавшегося там юрисдикционного конфликта. Владыка Иоанн разрешил этот конфликт и установил связь с сербами, греками и украинцами. Святитель закончил постройку огромного собора в честь Иконы Божией Матери "Споручницы грешных", трехэтажного приходского дома и колокольни. Он обращал особое внимание на духовное образование детей, сам преподавал Закон Божий в старших классах Коммерческого училища и всегда присутствовал на экзаменах по Закону Божьему во всех православных школах Шанхая.

        Он был вдохновителем и возглавителем постройки храма, госпиталя, больницы для престарелых, общественной столовой, словом, всех общественных начинаний русского Шанхая. Святитель жил жизнью своей паствы и принимал прямое участие в жизни всех эмигрантских учреждений.

        Однако, принимая такое живое и деятельное участие в столь многих светских делах, он был чужд мipy. С перваго же дня его пребывания в Шанхае, он, как и раньше, ежедневно служил Божественную Литургию. Где бы он ни был, он не пропускал богослужений. Однажды, от постоянного стояния, нога владыки сильно опухла, и консилиум врачей, боясь гангрены, предписал немедленное лечение в госпитале. Владыка отказался. Тогда pyccкие доктора сообщили Приходскому Совету, что они отказываются от всякой ответственности за здоровье и даже за жизнь пациента. Члены Приходского Совета, после долгих просьб и даже грозя увезти его туда силой, заставили владыку согласиться, и он был отправлен в госпиталь. К вечеру, однако, в госпитале его уже не было, и в 6 часов в соборе он служил всенощную как всегда.

Прием в Шанхае, 1934 г.

 


Собор в честь Иконы Божией Матери "Споручницы грешных". Шанхай.

    Все суточные богослужения он совершал, ничего не пропуская, так что случалось, что на повечерии вычитывалось до 5-и канонов. Лишних разговоров в алтаре владыка не допускал, и сам он следил за тем, чтобы и прислужники вели себя как полагается, составив им правила поведения, которых он строго, но ласково, заставлял придерживаться. После литургии епископ Иоанн оставался в алтаре по 2 или 3 часа и как-то заметил: "Как трудно оторваться от молитвы и перейти к земному".

        По ночам бодрствовал. Никогда не ходил "в гости", но у нуждающихся в помощи неожиданно появлялся, и притом - в любую погоду и в самые необычные часы. Ежедневно посещал больных со Святыми Дарами. Его часто можно было видеть в ненастье, в поздний час, идущего по улицам Шанхая пешком, с посохом в руках и в развивающейся от ветра рясе. Когда его спрашивали, куда он направляется в такое время, святитель отвечал: "да здесь, недалеко, нужно навестить такого-то или такую-то". И когда его подвозили, то это "недалеко" зачастую оказывалось 2-3 километрами. Он обладал прозорливостью и даром сильной молитвы. Записано множество случаев чудесной помощи по молитвам владыки Иоанна.

        Некая прихожанка в 1939 г. по причине постигших ее испытаний стала терять веру. Однажды, войдя в храм во время служения Владыки Иоанна, она увидела, как во время пресуществления святых Даров огонек в виде большого тюльпана опустился в Чашу. После этого чуда вера вернулась к ней, и она стала каяться в своем малодушии.

        Владыку Иоанна видели в неземном сиянии, видели в воздухе во время молитвы...

        "Заботясь о спасении душ человеческих, - говорил святитель, - нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности, громко заявляющие о себе. Нельзя проповедовать Евангелие, не проявляя любовь в делах". Одним из проявлений такой любви было основание Приюта свят. Тихона Задонского для сирот и для детей нуждающихся родителей. Он созвал дам и с их помощью, начав с 8 сироток, организовал приют, который дал убежище многим сотням детей за свое 15 летнее существование в Шанхае. Владыка сам собирал больных и голодающих детей на улицах и темных закоулках Шанхая. Однажды, одну девочку он привел в приют, "купив" ее у китайца в обмен на бутылку водки.

 

Епископ Иоанн с духовенством и приютскими прислужниками на паперти Шанхайского собора в 1946 г.

    Верующие Шанхая платили своему архипастырю чувством глубокой любви и уважения, как видно из следующей выдержки письма, написанного ими Митрополиту Мелетию в 1943 году:

    "Мы, светские люди, миряне, не касаемся его (свят. Иоанна) богословской начитанности, эрудиции, глубоко проникновенных Апостольской верою поучений, произносимых почти ежедневно и нередко печатаемых. Мы, шанхайская паства, будем говорить о том, что видим и чувствуем в нашем разноплеменном городе со дня приезда в него нашего святителя, что видим грешными глазами и что чувствуем нашим христианским сердцем.

    Со дня его приезда прекратилось печальное явление разделения церквей, из ничего создался приют свят. Тихона Задонского, в настоящее время кормящий, обувающий и учащий 200 детей; улучшилось положение Дома Милосердия имени св. Филарета Милостивого; больные во всех шанхайских госпиталях посещаются священниками, вовремя причащаются, а, в случае кончины, и бездомные отпеваются; умалишенные в госпитале далеко за городом навещаются им лично; заключенные в тюрьмах Сеттльмента и Французской концессии имеют возможность молиться в местах заключения за Божественной литургией и приобщаться ежемесячно; им обращено серьезное внимание на воспитание и обучение юношества в строго православном и национальном духе; во многих иностранных школах наши дети учат Закон Божий; во все трудные моменты общественной жизни мы видим его идущим впереди и защищающим нас и исконно русские устои до последней возможности, или же призывающим к жертвенности; все сектантские организации и инославные исповедания поняли и понимают, что борьба с таким столпом Православной веры весьма трудна; наш святитель неустанно навещает церкви, больницы, школы, тюрьмы, учреждения светские и военные, всегда принося своим приходом ободрение и веру. Со дня его приезда ни один больной не получил отказа в его молитвах, личном посещении, а по молитвам святителя многие получили облегчение и выздоровление. Он, как факел, освещает нашу греховность, как колокол, будит нашу совесть, зовет нашу душу на подвиг христианский, зовет нас, как Пастырь Добрый, чтобы мы хоть на минуту отвлеклись от земли, житейской грязи, и возвели очи свои к небу, откуда только и приходить помощь. Он - тот, который по словам апостола Павла, образ есть верным: "в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте" (1Тим. 4, 12)".

    И его паства не ошиблась, давая столь высокую оценку деятельности своего пастыря. Люди верно почувствовали в нем готовность "положить душу" за свое стадо. Во время японской оккупации, после того, как два председателя Русского эмигрантского комитета были убиты, и страх охватил русскую колонию, свят. Иоанн, несмотря на несомненную опасность, объявил себя временным главой русской колонии.

    Чудотворная сила молитв и прозорливость Святителя Иоанна были известны в Шанхае. Как-то на Пасхальной неделе пришел свят. Иоанн в еврейский госпиталь, чтобы навестить православных больных, там находившихся. Проходя по одной палате, он остановился перед ширмой, закрывающей кровать, на которой умирала пожилая еврейка. Родственники её, в приемной того же госпиталя, уже ожидали её кончины. Святитель поднял над ширмой крест и громко провозгласил: "Христос Воскресе!" Больная очнулась и попросила воды. Святитель, подойдя к сиделке, сообщил: "Больная просит пить". Медицинский персонал был поражен переменой, происшедшей в только что умиравшей. В скором времени она поправилась и выписалась из госпиталя. Таких случаев было много.

    Случилось, что свят. Иоанна срочно вызвали причастить умирающего в больнице. Взяв Св. Дары, Святитель отправился с другим священнослужителем в госпиталь. По прибытии туда они увидели молодого и жизнерадостного человека, возрастом 20-ти с лишним лет, играющего на гармошке. Он уже поправился и скоро должен был покинуть госпиталь. Святитель подозвал его со словами: "Хочу сейчас тебя причастить". Молодой человек тотчас же подошел к нему, исповедовался и причастился. Изумленный священнослужитель спросил св. Иоанна, почему он не пошел к умирающему, а задержался с очевидно здоровым молодым человеком. Святитель ответил очень кратко: "Он умрет сегодня ночью, а тот, который тяжело болен, будет жить еще много лет". Так и произошло. Подобные чудеса Господь являл через Своего угодника и в Европе, и в Америке.

    С 1941 г. православная Церковь в Китае оказалась в изоляции от всего православного мира: связь с Зарубежным Синодом была прервана в результате военных действий в Европе и Азии и освободительной борьбы Китая против Японии.

    После окончания 2-ой мировой войны со стороны Московской Патриархии было произведено усиленное давление на русское заграничное духовенство с целью подчинения его новому "патриарху" Алексию, преемнику "патриарха" Сергия, издавшего в 1927 г. декларацию о сотрудничестве Церкви с советской властью.

    В июне 1945 г. состоялось епископское Совещание Харбинской епархии с участием митр. Мелетия, архиеп. Димитрия и еп. Ювеналия. Результатом этого Совещания стало решение просить "патриарха" Алексия I о переходе в Московский патриархат.

    Пекинская епархия решала самостоятельно этот же вопрос. 31 июля 1945 г. епископ Иоанн (Максимович) в письме архиепископу Виктору убеждал того принять московскую юрисдикцию: "...После решения Харбинской епархии и в виду отсутствия сведений о Заграничном Синоде в течение ряда лет, иное решение нашей епархии сделало бы ее совершенно независимой, автокефальной епархией. Канонических условий для такой независимости не имеется, так как сомнений в законности признанного Патриарха не имеется. Отношения с той церковной властью также делаются возможными, так что неприменим Указ от 7 ноября 1920 г. [1] Возношение же имени Патриарха <...> необходимо Вашим Указом ввести безотлагательно во всей епархии"[2], что и было сделано.

    За Харбинской и Пекинской епархиями последовал и архиепископ Нестор Камчатский, который ранее, до 1931 г., уклонялся к "евлогианам" и признавал митр. Сергия (Страгородского), сохраняя верность ему, но затем вновь вернулся в РПЦЗ.

    1 октября 1945 г. делегации в составе епископа Ростовского и Таганрогского Елевферия и священника Григория Разумовского был выдан мандат № 1263 за подписью Патриарха с поручением посетить Харбин и "воссоединить находящихся в расколе" на территории Маньчжурии архиереев. Сделать это было несложно, ибо империя Маньчжоу-Го оказалась к этому времени оккупирована советскими войсками. Собственно Китай посетить не удалось в связи с военной обстановкой. Все иерархи и почти весь клир на территории Маньчжурии с радостью приняли юрисдикцию Московского Патриарха, однако советскими властями это обстоятельство стало использоваться для принуждения принять и советское гражданство. Из числа видных церковных деятелей не принял юрисдикцию Патриарха сын архиепископа Димитрия Хайларского - архимандрит Филарет. [3]

    7 декабря 1945 г. "патриарх" Алексий отправил в Харбин митр. Мелетию следующую телеграмму: "...С отеческой радостью и любовию принимаем в лоно Матери-Церкви архипастырей, клир и мирян Харбинской, Камчатско-Петропавловской и Китайско-Пекинской епархий..." [4]

    К сожалению, это решение советского лжепатриарха было приветствовано епископом Иоанном. Он не только поминал Алексея Симанского за богослужениями как главу всей Русской Церкви, но даже служил благодарственные молебны о победе Красной Армии и собирал пожертвования для МП.

    В своем Послании Шанхайской пастве 2 августа 1946 г. еп. Иоанн писал: "Ввиду перерыва сообщений с иными странами мы в то время в течение нескольких лет были оторваны от Высшего Церковного Управления Заграницей и временами на значительные промежутки бывали отрезаны от епархиального центра, вынужденные тогда самостоятельно руководить местной церковной жизнью, но принимая все возможности к восстановлению сношений.

    Во время войны была сделана попытка создать церковное Управление Восточной Азии под главенством митрополита Мелетия. Тогдашние власти в Харбине весьма настаивали на том, чтобы было прекращено поминовение митрополита Анастасия, которого они считали своим недоброжелателем. Однако, обосновав многими ссылками на каноны, дальневосточные иерархи воспротивились тому и продолжали считать митрополита Анастасия главою Зарубежной Церкви. После разгрома Германии о судьбе Заграничного Синода не было никаких сообщений, и о том ходили разные слухи. В конце июля прошлого года мы получили известие, что харбинские иерархи постановили просить Святейшего Патриарха Московского о принятии их в свое ведение. Мы немедленно написали архиепископу Виктору, что, не имея сведений о судьбе Заграничного Синода и не будучи вправе оставаться вне подчинения высшей Церковной власти, мы должны также войти в сношение со Святейшим Патриархом Московским и при отсутствии препятствий подчиниться ему.

    <...> Зарубежное церковное управление признало полезным для Церкви продолжать и дальше иметь о нас духовное попечение, о чем и известило нас, а нами о том был поставлен в известность Высокопреосвященный Начальник миссии. В силу того мы не считаем возможным принять какие-либо решения по сему вопросу без указания и одобрения Русской Зарубежной церковной власти. Еще на Соборе 1938 г., в котором мы принимали участие, было постановлено, что когда настанет час возвращения на Родину, иерархи Зарубежья не должны действовать разрозненно, и вся Зарубежная Церковь должна представить Всероссийскому Собору свои деяния, совершенные во время вынужденного разъединения

    <...> Сообщения о беспрепятственном восстановлении канонически-молитвенного общения с Московской Патриархией, полученное архиепископом Виктором в Великую Субботу в ответ на обращение его к Святейшему Патриарху Алексию в августе прошлого 1945 года, искренно нас порадовало, ибо в том мы узрели начало взаимного понимания между двумя частями Русской Церкви, разделенными границей, и возможность взаимной поддержки двух объединяющих русских людей центров, внутри и вне нашего Отечества. Стремясь к единой общей цели и действуя отдельно в зависимости от условий, в которых каждая из них находится, Церкви внутри России и за рубежом успешнее смогут достигать как общую, так и свои особые задачи, имеющиеся у каждой из них, пока не настанет возможность полного их объединения.[Выделено нами - А.П.] В настоящее время Церковь внутри России должна залечивать раны, нанесенные ей воинствующим безбожием, и освобождаться от уз, препятствующих внутренней и внешней полноте ее деятельности. Задачей Зарубежной Церкви является предохранение от распыления чад Православной Русской Церкви и сохранение духовных ценностей, принесенных ими с Родины, а также распространение Православия в странах, в которых они проживают. К сему были направлены и деяния Собора Зарубежных иерархов, состоявшегося в годовщину поражения Германии в занятом союзниками городе Мюнхене."[5]

    По ошибочному тогдашнему разумению свт. Иоанна, [как и многих нынешних архиереев РПЦЗ, стремящихся к объединению с "Московской Патриархией"] разрыв с МП считался лишь формальным: Синод РПЦЗ и сергиан только "разделяла граница", а задачи были "общие"; при этом канонически Зарубежная и Советская церкви мыслились как "две части" одной Русской Церкви, которые имеют "безпрепятственно" объединиться, лишь только этому будет благоприятствовать внешнеполитическая обстановка. Мотивы объединения с сергианами имели чисто законническое, юридическое основание. Это экклезиологическое заблуждение святителя Иоанна коренилось в двойственном отношении РПЦЗ к сергианскому расколу.

    С самого начала, при первоиераршестве митр. Антония (Храповицкого) и при последующих Первоиерархах РПЦЗ, сергиане не были ясно осуждены, т. е. анафематствованы, как это случилось в Катакомбной Церкви. Постановления о сергианах тайных Соборов Катакомбной Церкви, решения которых доходили из СССР до заграничного Синода и отдельных архиереев, игнорировались, и никакого обязательного значения иерархи РПЦЗ им не придавали. За исключением частных заявлений, в РПЦЗ никогда не было сформулировано догматически, что собою представляет сергианство. В официальных определениях РПЦЗ избегала употребления понятий "ересь" и "раскол" в отношении сергианства, ограничиваясь лишь расплывчатыми формулировками субъективного характера: "порабощение Высшей Церковной Власти в СССР безбожниками", "несвобода волеизъявлений руководства МП" и т. д. Таким образом, владыки РПЦЗ признавали официально каноническо-административные (юридические), но не вероисповедные причины размежевания с МП.

    На Дальнем Востоке почти все иерархи подчинились новоизбранному "патриарху", так что Дальневосточный Митрополичий округ считался весь подчинившимся. Конечно, не все в Китае последовали им. Около двух десятков клириков отказались наотрез поминать сергианского "патриарха" за богослужениями. Вскоре все они очутились "в местах, не столь отдаленных".

    Очень скоро, однако, свят. Иоанн, узнав, что, вопреки слухам, митр. Анастасий жив, и заграничный Синод действует, отказался от подчинения МП. Тогда он подвергся особенно сильному давлению и угрозам со стороны своего правящего архиерея Архиепископа Виктора. Ответ Святителя был прост: "Я подчиняюсь Зарубежному Синоду, и как он мне укажет, так я и должен поступить".

    15 июня 1946 г. Архиепископ Виктор "отстранил" владыку Иоанна своим указом и запретил его в служении. Владыка Иоанн, узнав об этом, 16 июня возшел на амвон и сказал молящимся, что он отстранен за верность присяге, данной Зарубежному Синоду, которую оба они приносили: и он, и Архиепископ Виктор. "Я подчинюсь этому указу в том лишь случае, когда мне докажут Священным Писанием и законами любой страны, что клятвопретупление есть добродетель, а верность клятве есть тяжкий грех, "- сказал тогда святитель [6].

    После долгого перерыва пришел указ Архиерейского Синода о возведении Епископа Иоанна в Архиепископы с непосредственным подчинением Зарубежному Синоду. Китайское правительство и городские власти признали Архиепископа Иоанна главой Русской Православной Церкви в Китае. Приехав из Китая, Святитель Иоанн счел себя обязанным написать в Синод специальное письмо, в котором просил собратьев архипастырей простить его за пребывание в МП. [7]

    За духовное подвижничество и благочестивую жизнь Господь не дал владыке Иоанну до конца пребывать в догматических заблуждениях. Со временем святитель пришел к твердому негативному отношению к красной безблагодатной "церкви МП", ее "духовенству" и "монашествующим". По некоторым сведениям, это отношение простиралось до того, что он даже запрещал своим духовным чадам находиться с красным "попом" или "монахом" под одной крышей. Такая перемена, однако, не пришла сразу. Уже будучи в Европе, в 50-е годы прошлого века, архиеп. Иоанн продолжал состоять с "патриархом" Алексием в переписке (есть свидетельства, что эти письма владыки Иоанна находятся в архивах МП). В это же время архиепископ Иоанн написал работу "Русская Зарубежная Церковь" (очевидно дополненную, но никак не исправленную в 1964-1965 гг.) , в которой отступники иерархи МП причисляются к Матери Церкви, хотя и не признаются за законное Церковное возглавление, и ни слова не говорится об Истинной Церкви в катакомбах.

    "Русская Зарубежная Церковь, уже не состоявшая в подчинении Митрополиту Сергию и его Синоду, осталась в прежнем отношении к ним, т.е. не признавала их. Однако, она ощущала себя духовно единой со страждущей Матерью Церковью и по-прежнему возносила моления за нее и за страждущих братьев." - Это заявление, настолько парадоксальное с канонических позиций и столь характерное для РПЦЗ (избегавшей определения сергиан как очевидных раскольников) особенно удивительно у св. Иоанна, во многих других случаях скрупулезно следовавшего канонам св. Церкви. Однако, нужно помнить, что глубина падения советских иерархов стала известной лишь в самое последнее время, после распада коммунистического государства, в результате опубликования многих недоступных раньше документов.

 


Лагерь беженцев на Тубабао
(Филиппины). Сзади - Церковь лагеря.

    С приходом к власти коммунистов, pyccкие в Китае были вынуждены опять бежать, большинство из них через Филиппинские острова. В 1949 г. почти 5000 беженцев из Китая находилось в лагере Международной Беженской Организации на острове Тубабао. Жили они в палатках, в самых примитивных условиях. Сюда же были перевезены все дети приюта, были и старики и больные. Беженцы жили постоянно под угрозой страшных ураганов, так как остров находится на пути сезонных тайфунов, которые проходят через эту часть Тихого океана.

         Во время 27-ми месячного периода жизни русских в лагере остров только раз был под угрозой тайфуна, который, однако, переменил курс и обошел остров. Святитель каждую ночь обходил весь лагерь и осенял его крестным знамением со всех четырех сторон. Когда один русский в разговоре с филиппинцами упомянул о своем страхе перед тайфунами, те сказали, что причин для беспокойства нет, поскольку "ваш святой человек благословляет ваш лагерь каждую ночь". После того, как лагерь был почти весь эвакуирован, и люди разъехались по разным странам, налетел страшный тайфун и разрушил оставшееся до основания.

 

Епископ Иоанн на Тубабао (Филиппины).

 


Первый раз в Америке. 1949 г.

    Неоднократно приходилось св. Иоанну являться перед представителями гражданской власти, чтобы хлопотать о благополучии русских беженцев. Свят. Иоанну посоветовали лично прибыть в Вашингтон и просить, чтобы все проживающее в лагере смогли переехать в Америку. Он полетел в Вашингтон и, вопреки всем человеческим препятствиям, добился того, что американские законы были изменены, и исход его паствы был осуществлен. Во время этого визита в столицу США 11 сентября 1949 года, в праздник Усекновения главы Св. Иоанна Предтечи владыка Иоанн основал там приход, который ныне располагается в Свято-Иоанновском соборе, в г. Вашингтоне.

        В 1951 г. свят. Иоанн был назначен возглавлять Западно-Европейскую Епархию. С этого времени он постоянно разъезжал по всей Европе, служил Божественную литургию по-французски, по-голландски, как прежде служил по-гречески и по-китайски, а позднее - по-английски. О нем писали из Парижа: "Он живет уже вне нашей плоскости. Недаром говорят, что в одной из парижских католических церквей, священник сказал, обращаясь к молодежи: "Вы требуете доказательств, вы говорите, что сейчас нет ни чудес, ни святых. К чему вам теоретические доказательства, когда сейчас по улицам Парижа ходит живой святой Saint Jean Pieds Nus (святой Иоанн Босой)".

        Свят. Иоанн собирал сведения о древних святых, почитавшихся еще до отпадения латинян от Православия, но забытых на Востоке. По его предложению почитание их было возстановлено и их имена внесли в Церковный календарь.

В Париже.

 


В Тунисе, 1955 г.

    Зная многие языки (кроме русского и сербского, он достаточно свободно говорил по-французски и по-немецки и мог читать и общаться на английском языке), и являя собой пример духовной благочестивой жизни, свят. Иоанн осуществлял миссионерское служение в Европе и привлек к Православию многих французов, голландцев и других европейцев. [8]

        Владыку знали и высоко чтили во всем мире. В Париже диспетчер железнодорожной станции задерживал отправление поезда до прибытия "Русского Архиепископа". Во всех европейских больницах знали об этом Епископе, который мог молиться за умирающего всю ночь. Его звали к одру тяжело больного - будь он католик, протестант, православный или кто другой - потому что, когда он молился Бог был милостив.

Монтерей,
Калифорния 1959 г.

        В парижском госпитале лежала больная раба Божия Александра и Епископу сказали о ней. Он передал записку, что приедет и преподаст ей Святое Причастие. Лежа в общей палате, где было примерно 40-50 человек, она чувствовала неловкость перед французскими дамами, что ее посетит православный епископ, одетый в невероятно поношенную одежду и к тому же босой. Когда он преподал ей Святые Дары, француженка на ближайшей койке сказала ей: "Какая Вы счастливая, что имеете такого духовника. Моя сестра живет в Версале, и когда ее дети заболевают, она выгоняет их на улицу, по которой обычно ходит Епископ Иоанн, и просит его благословить их. После получения благословения дети немедленно поправляются. Мы зовем его святым".

 


С детьми.

    Дети, несмотря на обычную строгость Владыки, были ему абсолютно преданы. Существует много трогательных историй о том, как блаженный Архиепископ непостижимым образом знал, где может быть больной ребенок и в любое время дня и ночи приходил утешить его и исцелить. Получая откровения от Бога, он многих спасал от надвигающейся беды, а иногда являлся к тем, кому был особенно необходим, хотя физически такое перемещение казалось невозможным.

 

В приюте.

         Осенью 1962 г. свят. Иоанн прибыл на свою последнюю кафедру (это случилось в день Праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, как и много лет назад, когда он прибыл на свою первую кафедру). Вначале он оказывал помощь состарившемуся и заболевшему Архиепископу Тихону, а после его кончины (17-го марта 1963 г. ст. ст.) свят. Иоанн стал правящим Архиепископом Западно-Американским и Сан-Францисским. Святитель опять прибыл в недостроенный храм, посвященный памяти Пресвятой Богородицы, и опять, как и в Китае, нестроения терзали епархию. Прежде всего необходимо было возобновить и завершить совершенно приостановленное (в связи с недостатком средств и разногласиями, парализовавшими церковную общину) строительство нового кафедрального собора Пресвятой Богородицы "Всех Скорбящих Радости".

         В 1954 г. при поддержке владыки Иоанна в Сан-Франциско, куда переехали многие из Шанхайской паствы святителя, была создана церковная корпорация Общества Пресвятой Девы (Holy Virgin Community, Inc.) для сбора средств и постройки нового собора. Однако в конце 1961 г. Архиепископ Антоний Лос-Анжелесский [9], принявший тогда управление епархией, остановил строительство и распустил строительный комитет. В это же время, при его участии был избран новый Приходской совет, состоявший из поддерживающих его лиц - инициаторов остановки строительства, обвинявших предшественников в неправильном обращении с денежными средствами. Уже после того, как Архиепископ Антоний был перемещен обратно в Лос-Анжелес, он часто приезжал в Сан-Франциско и консультировался с членами этого совета.

         После назначения на кафедру, владыка Иоанн ознакомился с финансовой документацией приходского совета и счел нужным изъять ее у этих лиц и хранить в месте, доступном для всех прихожан, у свечного ящика.

 


На строительстве собора
в Сан-Франциско.

    На Фомину Неделю 1963 г. святитель выступил с призывом к прихожанам о продолжении строительства собора и об общем собрании прихода (правомочном для переизбрания приходского совета). Немедленно после этого, члены совета, поставленного при правлении Архиепископа Антония Лос-Анжелесского, отправили в Синод подметное письмо, в котором святитель Иоанн обвинялся в прокоммунистических взглядах. Через несколько дней святитель был вызван на заседание Синода (как постоянный его член), в ходе которого он был удален с заседания, и в его отсутствие, в нарушение церковных канонов, в результате согласованных действий епископов, неприязненно относившихся к святителю, неполным составом Синода было принято решение об отзыве его с кафедры в Сан-Франциско. На запрос святителя о результатах голосования, убедительного ответа, подтверждающего решение Синода, дано не было. Однако это решение было немедленно передано членам Приходского совета в Сан-Франциско.

        Решение Синода вызвало бурю возмущения в приходе, большинство которого состояло из Шанхайской паствы святителя. В Синод, из Сан-Франциско в Нью-Йорк была послана делегация с требованием отменить решение, в чем ей было отказано.

        В результате длительной беседы святителя по телефону с митрополитом Анастасием, и благодаря влиянию митрополита, святителя Иоанна временно, на 6 месяцев, оставили на Сан-Францисской кафедре. Святитель объявил о созыве собрания и переизбрании Приходского совета. Немедленно из Синода стали приходить письма и телеграммы, имеющие целью воспрепятствовать переизбранию приходского совета. Между тем, члены действующего приходского совета подали в суд иск на владыку Иоанна и на Приходской совет, бывший до их выдвижения при участии владыки Антония, с обвинениями в растрате церковных средств. Однако, после первых консультаций в суде, запрет на проведение перевыборов, на котором настаивали истцы, был снят. Одновременно согласие на проведение выборов было получено по телефону от митрополита Анастасия. Через несколько дней приходской совет был переизбран.

        Однако предстоял еще суд. В Сан-Франциско прибывали как сторонники владыки Иоанна (епископ Савва Эдмонтонский, архиепископ Леонтий Чилийский, епископ Нектарий Сеаттлийский), так и его противники: епископ Серафим Венесуэльский, архиепископ Виталий Монреальский (нынешний Первоиерарх РПЦЗ, потом при нем произошло прославление владыки Иоанна в лике святых; совсем недавно Господь попустил вл. Виталию самому претерпеть судебное преследование со стороны архиереев своего бывшего Синода) и о. Георгий Граббе, секретарь Синода (позже - епископ Григорий; вскоре после избрания вл. Виталия Первоиерерхом РПЦЗ, митрополит удалил епископа Григория от дел в Синоде).

 


На суде (слева направо): епископ Савва Эдмонтонский, архиепископ Иоанн, архиепископ Леонтий Чилийский, епископ Нектарий Сеаттлийский и протоиереи Н. Домбровский и Л. Ушинский.

        Вл. Виталий и о. Георгий принимали активное участие в этом судебном процессе на стороне истцов - приходского совета архиепископа Антония (поправ при этом церковные каноны, предписывающие, чтобы церковные конфликты решались внутрицерковно). Они проводили неоднократные встречи с адвокатами истцов и выступали в суде от имени Синода против нового приходского совета.

        Судьи, однако, были настроены решить дело мирно, и постановили, что гражданский суд не имеет власти решать, насколько правильно были проведены церковные выборы. Проведенная ревизия финансовых дел прихода не обнаружила никаких злоупотреблений. После суда владыка Иоанн написал подробный рапорт в Синод, содержавший протест против незаконных действий проводимых от имени Синода и Первоиерарха РПЦЗ митрополита Анастасия и воззвание к Архиереям Зарубежной Церкви. В августе 1963 г. Синод РПЦЗ восстановил владыку Иоанна в статусе правящего архиерея Сан-Францисской епархии. Немедленно возобновилось строительство собора.

 


В Нью-Йоркском соборе, 1964 г.,
(через год после начала судов).

    Однако мир в Сан-Франциско не был восстановлен. Проигравшая сторона стала подавать все новые и новые иски. Одна за другой длились тяжбы, судебные разбирательства, в которые вовлекали владыку; нестроения в епархии пытались распространить на всю Зарубежную Церковь. (Суды и допросы вл. Иоанна все еще продолжались даже в 1965 г.) Святителю Иоанну пришлось претерпеть клевету и даже оплевание от своих врагов. Владыка тяжело переживал несогласие, но продолжал и молитвенный подвиг и неустанное наблюдение за строительством, воодушевляя всех на жертвенность и труд. Он сильно изменился внешне, близкие его видели, сколь губительно сказывается на нем судебное преследование. Но он всегда и все претерпевал с кротостью и покрывал любую ненависть любовью. В то время его кто-то спросил, кто виноват в церковной смуте? Святитель ответил: диавол.

        При этом он успевал быть и посреди культурной жизни русской эмиграции в Сан-Франциско и оказывать помощь своим духовным детям, где бы те не находились. В эти годы обратился в Православие Евгений Роуз (будущий иеромонах Серафим, американец, известный свое монашеской подвижнической жизнью). По свидетельству Д. А. Ланжерона, тогда - секретаря святителя Иоанна и крестного отца Евгения (Роуза), "Благодать и любовь этого человека [св. Иоанна] привела Евгения к новой жизни." [10]

 

 

Ново-Дивеевский монастырь, шт. Нью-Йорк. Владыка навещал своих духовных дочерей из Шанхая, ставших первыми насельницами Ново-Дивеева.

        Шестидесятые годы 20 века были временем настоящего духовного и культурного "Ренессанса" русской эмиграции в Сан-Франциско. Там собрались многие выдающиеся личности, священнослужители, писатели, художники. Центром этого расцвета был св. Иоанн, а также несколько выдающихся епископов, связанных с духовными традициями Руси. Было огромным счастьем общаться с ними! Архиепископ Иоанн начал выпускать Епархиальный бюллетень (Церковный Вестник), а меня благословил быть его первым редактором. Затем Евгений стал его редактором, здесь же он опубликовал свои первые статья, которые немедленно раскрыли его литературный талант и его особый слить изложения, который проникал в самое сердце читателя. Архиепископ Иоанн специально для Евгения открыл богословские курсы. Как только Евгений закончил их, занятия прекратились! Мои друзья, братья Заварины, организовали домашние встречи так называемых "умолюбцев", которые имели философский, а также религиозный и литературный уклон. Приходил туда и Евгений, рассказывал о своих взглядах. Приходил профессор Иван Концевич, брат епископа Нектария. Он был одаренным и широко признанным богословом. Приходили многие преподаватели университета Беркли. Беседы затягивались далеко за полночь. Среди обсуждавшихся тем были: Гегель, Кант, Достоевский, профессор Иван Ильин, границы между наукой и религией и т.п. [10]

         Когда в 1964 г. старец Митрополит Анастасий, которому был 91 год, изъявил желание уйти на покой и попросил Архиерейский Собор РПЦЗ избрать ему преемника, то епископы разделились на две партии - одна хотела в архиереи св. Иоанна, другая - архиеп. Вашингтонского Никона (Рклицкого) - тоже ученика Митр. Антония и автора его многотомного жизнеописания. Голосование не давало никому преимущества и тогда, после ночной молитвы святитель Иоанн обратился к младшему из архиереев - епископу Бризбенскому Филарету (Вознесенскому), всего за год до того вырвавшемуся из коммунистического Китая и совсем недавно хиротонисаному во епископа, с просьбой принять на себя управление Церковью.

        Это предложение святителя Иоанна поддержал митрополит Анастасий. Архиереи единогласно избрали Митрополитом святителя Филарета, достойно потом управлявшего Русской Зарубежной Церковью и прославленного Господом. Святитель Иоанн сам всегда первым подавал пример почтения к новому Митрополиту и уважению его решений.

 

Архиерейский Собор РПЦЗ в Нью Йорке 1965 г. Год кончины Митрополита Анастасия.

     В 1964 г. строительство самого большого храма Русской Зарубежной Церкви в Америке, украшенного 5 золотыми куполами, было, в основном, закончено. Воздвижение огромных крестов, величественно видимых при плавании в Сан-Францисском заливе, было предварено торжественным крестным ходом (более мили) при огромном стечении народа. Крестный ход чуть было не был отменен из-за дождя, но Святитель уповая на помощь Божию вышел с паствой и с пением, крестным ходом пошел по мокрым улицам города. Дождя как не бывало. Перед новым собором освятили кресты и, при воздвижении главного креста, просияло солнце и его лучи заиграли на золоте воздвигаемых крестов.

    Это видимое торжество возносящихся православных крестов, символов Христовой победы, над холмами современного Вавилона, где уже открыто проповедовался сатанизм, было завершительным победным событием в жизни Святителя на земле (При этом некоторые даже утверждают, будто бы они видели, что сразу после воздвижения на этом ярко блестящем знамении Христа почил белый голубь).
 

Воздвижение крестов на купола
Кафедрального Собора
"Всех Скорбящих Радости"
в г. Сан-Франциско, 1964 г.
 

Кафедральный Собор
"Всех Скорбящих Радости"
в г. Сан-Франциско.

 

 

Последние фотографии святителя Иоанна, 1966 г.
Пасха 1966 г.

       Сопровождая чудотворную Курско-Коренную икону Пресвятой Богородицы в Сеаттл, Святитель Иоанн, 19-го июня (ст. ст.) 1966 г., отслужив в тамошнем Николаевском соборе Божественную литургию, оставался еще 3 часа в алтаре. Затем, навестив с чудотворной иконой духовных чад около собора, он проследовал в комнату церковного дома, где он останавливался. Вдруг послышался шум и прибежавшие увидели, что Владыка лежит на полу и уже отходит. Его посадили в кресло, и он предал душу Богу. Прекратился тогда и его необыкновенный подвиг сверхъестественной тяжести лишения себя отдыха и сна. Его положили на находящуюся там кровать, блаженное ложе, давшее ему после 40-летнего воздержания покой и сон.

 


Процессия с гробом.

    24 июня (ст. ст.) в соборе Пресвятой Богородицы Всех Скорбящих Радости в Сан-Франциско состоялось торжественное отпевание, которое началось в 6 часов вечера и закончилось, вследствие множества людей, прощавшихся с почившим архипастырем, лишь в первом часу ночи.

        Возглавлял отпевание Митрополит Филарет в сослужении Архиепископов Леонтия, Аверкия, Епископов Саввы и Нектария с сонмом духовенства. Никто из участников этого поразительного по своей умилительности и возвышенному молитвенному настроению отпевания не забудет его. Несмотря на глубокую скорбь безчисленных почитателей Святителя Иоанна, над всем преобладало охватившее всех молящихся какое-то особенное радостное чувство.

 

Ночное погребальное шествие обходит вокруг собора.

 


Почивший Архиепископ Иоанн
в гробу с покрытым ликом
по монашескому обычаю.

    Шесть дней лежало тело Святителя в открытом гробу и, несмотря на жаркую летнюю погоду, не ощущалось от него ни малейшего запаха тления, и рука его была мягкой, неокоченевшей. "Явное нетление!" - писал позже Митр. Филарет, и добавил: "Но этого мало. Одна благочестивая женщина, достойная полного доверия. рассказала следующее. Владыка Иоанн, знающий ее 12 лет, часто навещал ее для духовной беседы. И вот. в мае этого года. когда Владыка по обычаю зашел ее навестить, он ошеломил ее словами: 'я скоро умру, в конце июня' (нового стиля Владыка не признавал), и - что еще поразительнее - сказал: 'умру не в Сан -Франциско, а в Сиэтле - туда приеду и там умру'...

       А другая набожная женщина рассказала о своем сне Перед самой кончиной Владыки, она видит сон. Видит себя стоящей в новом соборе; подходит Владыка, говорит ей: 'идем' - и ведет куда-то глубоко вниз. пока они не пришли в темную комнату в подземелье. Тут Владыка остановился и сказал: 'вот мой дом.' Она запомнила этот сон - и была потрясена, когда похоронная процессия опустилась вниз и внесла гроб в точно ту самую подвальную комнату - усыпальницу, которую Владыка показал ей во сне. Могу и от себя сказать, что в последний раз, когда Владыка был на заседании Синода, и я отслужил напутственный молебен ему, отъезжавшему со Св. Образом в Сан Франциско, Владыка попрощался со мной совсем не по обычному. Вместо того, чтобы взять кропило и окропить себя, как делает архиерей, он смиренно низко склонившись, попросил, чтобы я его окропил, после чего, вместо обычного взаимного целования рук, крепко взял мою руку, ее поцеловал и резко отдернул свою. Я погрозил ему пальцем, и мы оба улыбнулись. Тогда это у него вышло очень трогательно, но особого значения я не придал этому, а теперь мне думается, что он действительно прощался со мной - больше мы не виделись. Да упокоит Господь с праведными нашего великого молитвенника."

       По блаженном преставлении своем, Святитель Иоанн, как и при жизни, подавал обращающимся с верою к нему исцеления и чудесную помощь. Люди в тяжелый момент жизни, когда никакие земные силы не в состоянии были помочь беде, обращались к ходатайству его перед Господом. Присылаемые письма, так же как и записочки с именами, клались под митру на гробнице Святителя, и многие получали ожидаемую помощь.

 

        Многим Владыка являлся во сне, то в ослепительном сиянии, то с таинственным вещанием. Но самое поразительное его явление было многолетней начальнице св. Тихоновского Приюта М. А. Шахматовой, которая вскоре сама умерла: «4 сентября 1966 года, в 6 ч. утра, вижу сон. Идет большая процессия из собора к приюту, заполнив всю улицу 15 Авеню и Балбао, несут хоругви, образа и гроб нашего Архиепископа Иоанна с пением стихов. Я стою на крыльце дома и волнуюсь, думаю, как будет неудобно вносить гроб по лестнице в дом, но прислужники и наши воспитанники так приподняли, что гроб как на волнах моря житейского прямо пронесли мимо меня, где я заметила, что покров и митра зашевелились. Я же тогда обращаюсь к толпе народа и говорю: “Господа, Владыка живой!”


В оффисе. Св.- Тихоновский Приют.

        Гроб внесли в дом. Дальше вижу, Владыка выходит из своей комнаты в рясе и фиолетовом омофоре и епитрахили, с елеем в руках, подходит к царским вратам и говорит народу: “Я вас всех сейчас буду елеем помазывать, подходите с благоговением.” Народ битком подходит... Получив елеопомазание, расходится. Я вижу, что надо и мне подходить, размышляю, что это должна я принять с благоговением... Владыка начал помазывать меня и два раза сказал: “Скажите народу, хотя я и умер, но я жив.”»

       Осенью 1993 г. Архиепископу Западно-Американскому и Сан-Францисскому вместе с комиссией, составленной из двух еще архипастырей, Архиерейским Синодом поручил освидетельствовать останки свят. Иоанна. Вечером 28-го сентября (ст. ст.) после панихиды, отслуженной членами комиссии в усыпальнице свят. Иоанна, с молитвою открыли гроб. Лицо Святителя было закрыто, и все сразу обратили внимание на его нетленные руки. Помолившись, Архиепископ Антоний снял с лица Святителя воздух, и все увидели нетленный лик Богом прославленного святого. В этот момент, ощущалось необыкновенное спокойствие и благоговейная тишина. [11]

       Прославление Святителя Иоанна совершилось на радость всем христианам 19 июня (ст. ст.) 1994 г., в годовщину его блаженной кончины. Множество людей, приехало со всего света на это незабываемое торжество.

       В эти страшные дни всеобщего отступления от Бога Господь не оставил Своих людей и послал им великого ходатая. Ныне предстоит престолу Всевышнего мужественный защитник Церкви Христовой; подвижник и аскет по преданиям святых столпников, берущих на себя строжайшее самоумерщвление; странник здесь на земле, превосходящий собой мудрость мipa сего; пастырь добрый и любящий, положивший душу свою за овцы своя; учитель и воспитатель православной молодежи; целитель и безсребренник; апостол и миссионер; глубокий богослов, тайновидец и святитель вселенского значения, который неуклонно следовал тому, что обещал пред Богом и людьми в своей речи при наречении его во епископа: “Какую большую пользу можно принести ближнему, чем подготовить его к вечной жизни...”

       По молитвам у его нетленных мощей люди укрепляются в вере, получают исцеление, утешение, духовные силы. Святитель Иоанн, после многих подвигов, волнений, скорбей, которые он претерпел за Христа и Его Правду, пристал к тихому небесному пристанищу, где, сорадуясь с ангелами, славит Отца и Сына и Святаго Духа, Единого в Троице Бога. Молитвами Святителя отца нашего Иоанна, да сохранить Господь Бог и нас, грешных, от всякого зла, да укрепит нашу веру и да поможет нам идти истинным путем ко спасению.

 

По книгам: "Святитель Иоанн (Максимович) и Русская Зарубежная Церковь". Джорданвилль. 1996;
Иеромонах Серафим (Роуз), игумен Герман (Подмошенский) "Блаженный Иоанн Чудотворец"
и др. источникам.
При описании церковного конфликта в Сан-Франциско использованы материалы газет
San Francisco Chronicle и San Francisco News Call Bulletin за 1963 г. и рапорт святителя Иоанна Архиерейскому Синоду, представленные на узле http://www.saintjohnwonderworker.org/

 

1. Постановление Святейшего Патриарха, Свящ. Синода и Высшего Церковного Совета от 7/20 ноября 1920г. № 362 (Знаменитый Указ № 362 )

2. Епископ Иоанн Шанхайский. Письмо архиепископу Пекинскому Виктору от 31 июля 1945 г. // Архив ОВЦС, дело № 24. Цит. по [3]

3. Поздняев Д., свящ. Принятие юрисдикции Московского Патриархата и церковный раскол в Шанхае. // "Альфа и Омега". 1997. № 2(13)

4. Патриарх Московский Алексий I. Телеграмма митрополиту Харбинскому Мелетию от 7 декабря 1945 г. // Архив ОВЦС, дело № 39. Цит. по [3]

5. Архиепископ Иоанн Шанхайский. Послание православной пастве Шанхайской, 2 августа 1946 г. Шанхай. Цит. по [3]

6. Недавно было опубликовано важное свидетельство о событиях, происходивших в те годы в Шанхае и об истинном отношении владыки Иоанна к попытке советского захвата там Русской Зарубежной Церкви. Мы его перепечатываем на нашем узле.

7. Аpхиеpеи на Дальнем Востоке были вовлечены в юpисдикцию Патpиаpха Алексия путем обмана о якобы коpенной пеpемене положения pелигии в России, смеpти Митpополита Анастасия и ликвидации Заpубежной Цеpкви. <...> Что касается Аpхиепископа Шанхайского Иоанна, то <...> он мог с большей осторожностью отнестись к ложным сведениям из Москвы. Он никогда не переставал поминать Митpополита Анастасия и, сразу же по получении от него телеграммы, полностью восстановил свое каноническое к нему отношение. [епископ Григорий (Граббе) Неправильный ответ. // в сб. Завет святого патриарха. М., 1996.]

8. Неоднократно приходилось видеть обвинения в адрес владыки Иоанна в том, что он создавал внутри РПЦЗ церковные группы в которых богослужения проводились по григорианскому календарю и окормлял новостильников.

       Действительно, покойным Аpхиепископом Иоанном были приняты уже сорганизованные группы французов и голландцев, у которых жизнь шла по новому календарю и с новой пасхалией. Однако, Собоp с этим не согласился и добился того, что они отказались от последней. Даст Бог, голландцы со временем перейдут к старому стилю, как это уже сделали французы, принадлежащие к нашей Церкви, чтобы не отличаться от остальных ее чад. Но уместно ли <...> упрекать нас за миссионерскую снисходительность к новообращенным? [епископ Григорий (Граббе) Там же]
       Таким образом, Синод РПЦЗ при приеме этих групп рассматривал их жизнь по новому календарю как состояние временное, переходное. Для этих групп с участием владыки Иоанна были поставлены епископы, которые, к сожалению, не смогли устоять в Истинной вере:

Еп.Феофил (Ионеску) Детройтский. Поставлен в 1954 г. для румынских новостильных приходов в Сев. Америке, подчинявшихся Синоду РПЦЗ. Покинул РПЦЗ, уйдя в Американскую Митрополию.

Еп. Иоанн-Нектарий (Ковалевский) Сен-Денийский. Поставлен в 1964 г. вл. Иоанном и еп.Феофилом Детройтским для Галликанской новостильной Церкви. В 1967 г. Иоанн-Нектарий вместе со своими приходами перешел в МП, затем в Румынский новостильный Патриархат.

Еп.Кирилл (Ионев) Торонтский. Поставлен в 1964 г. влл. Иоанном и Аверкием (Таушевым) для болгарских новостильных приходов в Сев. Америке, подчинявшихся Синоду РПЦЗ. В 1976 г. Покинул РПЦЗ и перешел в Американскую Митрополию.

Еп. Иаков (Аккерсдийк) Гаагский. Поставлен в 1965 г. для Голландской новостильной Церкви. В 1971 г. Иаков ушел в МП.

9. По заявлениям группы, именующей себя "Русская Катакомбная Церковь Истинно Православных Христиан", возглавляемой неким "епископом Амвросием Готфским (Сиверсом)" и выпустившей тенденциозную и скандальную статью "Прославлен ли у Бога Архиепископ Иоанн (Максимович)? (Материалы к деканонизации)", Архиепископ Антоний даже после прославления не признавал святости вл. Иоанна.

10. Д.А. Ланжерон. Отец Серафим Роуз.

11. Та же группа Сиверса, ссылаясь на некие "устные" свидетельства, утверждает, что при открытии мощей владыки от них чувствовалось "зловоние" (о чем-де не сказано в Акте Комиссии по освидетельствованию останков 1993 г.). Нам тоже доводилось слышать о сильном неприятном запахе от гроба и облачения владыки (от человека, который жил в это время в Сан-Франциско, но, конечно, в освидетельствовании не участвовал). Мощи, по его словам, этого запаха не имели. Не без трепета, зная это, я приблизился к раке с мощами святителя Великим постом 2000 г. Рака была закрыта крышкой - стеклом в деревянной раме, разумеется не герметично. Ни намека на запах тления, разумеется не было. Если правда - сгнившие гроб и облачение владыки, то для меня это - знамение о падении (в том числе, недавнем) многих из ОКРУЖЕНИЯ святителя.

        Зато нам известно, что в момент открытия мощей владыки Иоанна ВНУТРИ собора в Сан-Франциско, при его прославлении, у нашей доброй знакомой, бывшей СНАРУЖИ, обновилась оказавшаяся в это время в руках крестильная икона святителя (Архистратига Михаила). В тот же момент в доме человека, близко знавшего владыку, обновился образ СВЯТИТЕЛЯ Николая (мы имели возможность несколько лет благоговейно поклоняться этому образу, находившемуся потом в церкви Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, в г. Мобил, шт. Алабама, США) А. П.

 

 

    Назад
К началу